Библиотека им. В.М.Азина Центр удмуртской культуры и краеведческой литературы г.Ижевска
Сделать стартовойПоставить закладкуНаписать письмоРаспечатать страницу
О нас Проекты Творчество Первая публикация Экологическая страница Краеведческие заметки Виртуальные выставки Финноугорские народы России Наши мероприятия Полезные ресурсы Контакты Карта сайта  

Главная » Творчество » Читателей » Русин Виктор » Про любовь, надежду и смерть

Творчество читателей

Русин Виктор

Про любовь, надежду и смерть

Лето было на исходе и в воздухе явственно запахло осенью: увядающими травами, спелыми грибами и ягодами. Ароматы, щедро разлитые вокруг, странным образом стали волновать его. Они как будто настойчиво нашептывали ему о неких важных решениях, которые он должен был вскоре обязательно принять, о каких-то грядущих и серьёзных изменениях в его ещё короткой, молодой жизни. Всё, что он чувствовал, было туманным и неясным, как тень в сумерках, когда не знаешь, чего от неё ждать. И эти обстоятельства неопределённости делали его сон беспокойным, а самого его - нервным и раздражительным. Что-то должно было случиться, но что?

И ещё одно непрестанно мучило его: в последние дни ему было как-то особенно одиноко, и от этого он страдал. Нельзя сказать, что остро и постоянно, но когда не был занят чем-либо, или когда засыпал, то это уж определённо – страдал.

Её он встретил случайно на дорожках знакомого леса, расположившегося рядом с дачным посёлком. Здесь он бывал часто, но никогда раньше её не видел. И вот, пожалуйста – она! И именно такая, какую он всегда ждал и какой представлял себе свою спутницу. Такой случай, конечно же, упускать было ни в коем случае нельзя, и он приблизился к ней. Сделано это было быстро и решительно, как и всё, что он делал в этой жизни. Однако же эта его решительность напугала её. Она, маленькая юная и незаметная, свыкшаяся со своим тихим одиночеством, вся сжалась в комочек в ожидании надвигающихся неминуемых неприятностей.

Только ничего такого не произошло, и их знакомство состоялось именно так, как это и принято было делать в их среде. Он представился ей: свободный холостяк, готовый променять свою свободу на нечто большее или равноценное. И она, возликовав втайне, сообщила ему, что свободна была до сегодняшнего дня. И этим было всё сказано.

А дальше… ну, а дальше - была любовь. Любовь, какая она есть: с бессонными ночами, планами, надеждами и мечтами. И, конечно же, была жизнь повседневная, со своими трудностями и проблемами, со своими радостями и невзгодами. Только всё казалось пустяками рядом с тем, что они оба обрели.

Незаметно, на мягких лапах, подошла-подкралась зима, и нужно было как-то решать, где они теперь будут жить. Для всех начинающих это всегда серьёзная проблема. Но он, на удивление, легко решил её. И она гордилась им: он сильный, удачливый, он - особенный. А как же иначе, ведь это была настоящая любовь.

Он добыл удивительный дом: очень большой и просторный, необыкновенно светлый и радостный. Такого счастья она никогда не знала раньше: он всегда рядом, а тревоги где-то далеко-далеко. Сладко засыпая, они смотрели на звёзды, а когда просыпались, солнышко уже играло в вышине, там, где белые барашки пасутся на своих голубых пастбищах. И жизнь улыбалась им, она прямо ласкала их, как любимых детей своих. Это было то, что все понимают одинаково и называют на разных языках одним словом – счастье.

Но пришли холода… а с ними и нежданная беда. Большой дом оказался слишком большим и слишком холодным. Зябко им стало там и как-то неуютно, хоть любовь и согревала их, как и прежде. Правда, вскоре выпал снег, белый-белый и пушистый. Он укутал и мир, и их дом, он прогнал свирепый холод, и жизнь опять показалась им беззаботной, полной счастья и любви. Так продолжалось какое-то время, пробежавшее незаметно и счастливо, а дни они не считали - какой в этом смысл…

Была зима. Стоял февраль. Какой он враль, этот февраль. То оттепель пошлёт, то холод. То ветер влагу принесёт, то – голод.

А мороз стоял нешуточный! Пожалуй, впервые в эту зиму было так жутко холодно в их доме. Но днём-то ещё ладно: дела разные, заботы, хлопоты. А вот, ночью…

Однажды ночью они проснулись одновременно. Что-то уже случилось где-то рядом, как будто пришёл кто-то незваный, и ещё что-то должно было непременно произойти. Это почувствовали и он, и она. Они посмотрели друг на друга и увидели в любимых глазах, что к ним приблизилось то, от чего нельзя убежать, нельзя спрятаться или скрыться.

И она прижалась к нему в надежде, как и всякая, прижимаясь к любимому, надеется: он – сильный, он – надёжный, он сумеет её защитить и спасти. А как же иначе?

Только он не чувствовал в себе ни сил, ни уверенности перед тем огромным и необоримым, что уже пришло к ним и стоит за дверью их дома, а от его дыхания веет холодом и ужасом смерти. Он ещё не понимал, что там происходит, не знал, откуда грозит им опасность и как спастись, но ощутил уже приближение чего-то, что навсегда всё переменит.

В его горячем сердце жило то, что крепило его мужество: он очень хотел спасти её! Её и то будущее, которое могло бы быть у них. Он приготовился защищать, а пока просто прижался своим плечом к ней, стараясь хотя бы согреть её… понимая, что уже ничего нельзя изменить.

* * *

А мне было славно в этот день. Со мной два моих маленьких сына, и мы идём по заснеженному лесу. Сосны до небес, хрустящий снег и лес кругом, а чуть дальше видны дачные домики. В голове разные приятные мысли о том, что вот они, мои главные люди - растут, что всё хорошо или, по крайней мере, вовсе и неплохо. А это уже – много! Это уже повод хорошо относиться к окружающему миру.

И вдруг мой Юрчик окликает меня:

- Папа, посмотри, что я нашёл…

К нам тут же подбегает и младший – Алёшка:

- Сто, сто, где?

И Юра осторожно поднимает присыпанную снегом голубоватую бутылку из-под минеральной воды, которую случайно обнаружил под ногами. А в ней что-то было…

Когда оттёрли налипший снег, то увидели внутри два маленьких окаменевших тельца. То были лесные мышки, которые тесно прижавшись друг к другу, сидели в бутылке, и незрячими глазами печально смотрели на нас…