Библиотека им. В.М.Азина Центр удмуртской культуры и краеведческой литературы г.Ижевска
Сделать стартовойПоставить закладкуНаписать письмоРаспечатать страницу
О нас Проекты Творчество Первая публикация Экологическая страница Краеведческие заметки Виртуальные выставки Финноугорские народы России Наши мероприятия Полезные ресурсы Контакты Карта сайта  

Главная » Экологическая страница » Жилин С. Здравствуй, гора!..

Экологическая страница

Жилин С.

Здравствуй, гора!..


Жилин С. Здравствуй, гора!.. / Сергей Жилин // Центр. – 2003. – 16 янв. – С. 29.


Восходя дорогой горной
Прямо к бездне голубой,
Не печалься, брат мой гордый -
Будет нам еще с тобой!

                  Михаил Щербаков

Республику нашу с легкой руки поэта Владимира Семакина часто называют родниковым краем. Удмуртия - лесная, речная... А для меня она еще и край холмов и гор. В сравнении с Альпами или Кавказом не Бог весть как велики наши вершины, но каждая в сознании народа окутана мифологической дымкой, о каждой поведают вам местные жители свои легенды, предания, споют песни.

Здесь вам не равнина...

Не забыть мне уже гору Горемыку, что возле Кварсы в Воткинском районе. В Болгурах не одна гора облюбована любителями катанья на лыжах и санках. Шарканский район, так тот вообще некоторые удмуртской Швейцарией называют, имея в виду, конечно, вершины. Что нам чужеземная Швейцария и неуклюжая наша попытка постоять рядом с чем-то великим! А чем мы сами плохи? Неподалеку от деревни Киби-Жикья Увинского района возвышается колдовская гора Башмур. В хорошую погоду открываются с нее многокилометровые дали. Здесь порой происходят странные и страшные вещи, можно разговаривать с духами, услышать полузабытых языческих богов, ютящихся в старой охотничьей землянке.

Самая высокая точка средней и южной части республики - Эрестемский мыс, не случайно же эту вершину называют еще и «крышей Удмуртии». Сразу несколько районов с нее видны: Увинский, Селтинский, Сюмсинский, Вавожский, Якшур-Бодьинский и Завьяловский. Ночью вполне можно разглядеть и уличные фонари Ижевска. Эрестемский мыс интересен еще и тем, что именно здесь начинаются реки Ува, Чур, Нылга и Лоза - не самые последние по значимости в Удмуртии. Отсюда они как бы по четырем скатам крыши стекают в разные стороны. Высота «крыши Удмуртии» почти триста метров над уровнем моря, а вот на северо-востоке республики встречаются отметки и повыше - даже триста тридцать метров.

Со Старцевой горы город Сарапул начинался, а название ее напоминает о монахах-старцах, когда-то живших здесь. Возле ижевской Вшивой (Швивой) горки в 1950-х годах ребятишки случайно обнаружили необыкновенные вещи и монеты, некоторые из которых оказались чеканены 1800 лет назад в Римской империи. Вскоре археологи открыли на этом месте древний могильник - место успокоения тех, кто жил на берегах Ижа полторы тысячи лет назад.

Горы, холмы, возвышенности в народном сознании имели особое, сакральное значение. Именно на вершинах селились древние люди, на них же молились языческим богам, строили впоследствии христианские храмы. Тысячелетиями здесь аккумулировалась природная и человеческая энергия, потому и светло на душе не только от простора для глаза, но и от «намоленности» места. И нет ничего удивительного в том, что наряду со словом «горный» есть в нашем языке и другое - горний, то есть высший, возвышенный в прямом и переносном значении, небесный, относящийся к духовному миру. Так что каждый вслед за поэтом Владимиром Семакиным может повторить:

Здравствуй!
Помнишь ли, гора,
Ты желала мне добра?..
Следы былых времен
В истории и мифологии Удмуртии вершины занимают особое место. Многие из них напоминают о тех временах, когда и людей-то на земле еще не было - только лишь великаны-алангасары. Головой они спокойно небо могли достать. В лапти алангасара набилась однажды земля. Снял великан лапоть, вытряхнул землю - вот и образовалась гора. Все сбылось, как и полагается в мифе: исчезли великаны, а люди стали хозяйствовать, жить на земле. Они и назвали гору Алангасар, по-прежнему так величают ее в Граховском районе.

Помнят вершины и славных батыров, защитников родной земли. Михаил Атаманов записал в том же Граховском районе легенду о Чиркей-атамане, воевавшем с захватчиками.

На высокой горе поселился со своими приближенными эксэй (князь, предводитель) рода Узя. Рассерженные жестокостью и поборами своего главы, удмурты захватили крепость (кар) князя, а самого его утопили в болоте. Но перед смертью успел он наложить зарок на свои богатства, чтобы они никому не достались. Когда же топили эксэя, то предсказал он удмуртам, что появится на этой земле другой народ. А вскоре все чаще и чаще на земле удмуртской стали появляться русские переселенцы.

О княжеских сокровищах до сих пор рассказывают жители Балезино, древнее название этого населенного пункта - Узякар, то есть городище, крепость Узи. Местный краевед, директор балезинского районного музея Олег Кондратьев рассказывал мне, что как археологический памятник городище это ныне практически разрушено, поскольку не одно поколение балезинских жителей, наслушавшихся легенд, пыталось найти клад. В результате территория городища оказалась вся перекопана.

Вообще, довольно часто вершины гор и холмов страдают от кладоискательского зуда окрестного населения. Ямами испорчен, например, холм Пупыш неподалеку от деревни Болгуры Воткинского района. Кладоискателями раскапывался и остаток большой дюнной гряды, на которой был обнаружен Ананьинский могильник, давший имя целой археологической культуре.

Кары на горах

Сколько славных холмов и гор возвышается вдоль реки Чепцы! В давние времена на горе Солдырь, что у нынешнего Глазова, поселился богатырь Донды. В отца пошли и его дети - выросли также богатырями Идна, Гурья, Весья и Зуй, отличали их огромный рост и необыкновенная сила. А силушка молодецкая такова была, что, ухватившись рукой за пригорок, могли они вытянуть его до размеров горы.

Как стольким богатырям вместе жить? Расселились они вдоль Чепцы-реки или, как зовут ее удмурты, Чупчи. Выстроили богатыри на горах укрепленные городища - кары и стали в них поживать: занимались охотой, хлебопашеством не брезговали, кто-то выгодно торговал, кто-то ремесла осваивал - всем дело нашлось.

Редко, но случались и споры с соседями. Вот тогда тешили богатыри душу, силушке молодецкой волю давали: то на соседние городища бревна забрасывают, то тяжеленные металлические гири запросто швыряют. От тех богатырей (батыров) до сих пор сохранились причепецкие деревни Дондыкар, Веськар, Гурьякар...

Ну а самым известным из чепецких богатырей был, конечно, Идна. Не один год археологам встречаются интересные находки на городище Иднакар возле Глазова. Старший сын батыра Донды жил на отцовской горе Солдырь, к хлебопашеству был равнодушен, зато охоту любил. Далеко уходил он от дома на своих золотых лыжах, силки ставил удачно, зверье из лука отменно бил.

Захотелось раз врагам расправиться со славным батыром. Узнали они, по какой дороге Идна поедет, да и подпилили опоры моста через реку. Чуткие к опасности вороная и саврасая лошади отказались ступить на переправу, а вот пегая прямиком через мост помчалась. Там беда и подстерегла богатыря. Историческая фраза, произнесенная Идной в этот момент, впоследствии не раз повторялась многими легендарными героями Удмуртии: «Пегая лошадь лишь на безлошадье лошадь».

Поди теперь разбери, кто все-таки расправился с чепецким славным богатырем. По одной из версий были то соседские вотские племена, с которых Идна стал брать непомерную дань. По другим преданиям, погубили батыра марийцы, с которыми спорил он из-за земли. А кое-кто до сих пор утверждает, что Идна дожил до прихода русских поселенцев и еще сражался с ними.

Три имени горы Байгурезь

Подъезжая к Дебесам, я поневоле выискиваю глазами с левой стороны старинного Сибирского тракта давно знакомые очертания нависшей над Чепцой горы. Байгурезь давностала символом не только Дебесского района, но, пожалуй, и всей Удмуртии.

Дебесская земля для меня не чужая - бывало, месяцами жил здесь в заброшенных деревнях. Тыловай, Дзилья, Старый Кыч, Нимошур, Варни, Тольен, Чепык - не пустой звук для моего уха. Сколько километров отмахал по дебесским дорогам, проехал на попутках! И уж, конечно, полюбил я село Дебесы, где и знакомых, и друзей у меня много: не раз распивал чаи в редакции районной газеты, беседовал подолгу с талантливым журналистом и историком Павлом Роготневым, ночевал в Музее истории Сибирского тракта, выступал на сцене районного Дома культуры...

Непременной частью дебесского пейзажа являются высокие холмы и леса. Галанча, Байгурезь - все рядышком, рукой подать! Места здешние облюбованы туристами, воспеты поэтами. Доводилось и мне вдоль Чепцы не раз прогуляться к горе Байгурезь. От омута Галя Усен, названного, по преданию, именем когда-то утонувшей здесь девушки, через огромный луг Кузьвозь кромкой леса, вдоль поля выйдешь на проселочную дорогу, ныряющую в лес, и вот ты уже на вершине. Этот путь - самый легкий. Но кто из дебесских мальчишек не штурмовал гору снизу, от реки!

На Байгурези хорошо посидеть одному, помолчать, покурить. Где-то внизу серебристым поясом извивается река среди леса, среди зарослей ивняка, черемухи и шиповника. Сибирский тракт с высоты виден как на ладони, а ты сидишь будто на облаке, ногами болтаешь. Тишина, только шум старых сосен слышен над горой Байгурезь. Впрочем, в давние времена называли ее Каргурезь, то есть гора с городищем, крепостью. Да и как было не выстроить здесь укрепление, коль так удобна для обороны от врага эта вершина.

Летели века, возникали и исчезали поселения, переселялись народы, одно поколение сменялось другим. У горы появилось иное имя - Бакгурезь, Немая гора в переводе. Кто же не слышал легенду о том, что любой немой человек сразу заговорит, когда с полной рюмкой водки поднимется по обрывистому склону до самой ее вершины! Дело, сами понимаете, почти невозможное - крута горочка!

И все-таки гору эту Немой трудно назвать, скорее она молчаливая - многое помнит, хранит в своей памяти людей и события, вот только не каждый услышит голоса веков.

Долго держалось за горой имя Бакгурезь, но в двадцатом веке акценты постепенно стали смещаться, уже в 30-е годы все чаще стали ее называть Байгурезью. Для человека, не чувствующего нюансов, разницы, конечно, не очень много. Подумаешь, была Немая гора - стала Богатая. А ведь смена названий таких значимых объектов символизирует не менее чем смену эпох. В 1951 году в газете «Советская Удмуртия» было напечатано стихотворение Михаила Петрова о горе Байгурезь - так постепенно за ней и закрепилось новое имя. Будет случай, постойте на вершине ее, вспомните всех, кто жил и бывал здесь когда-то, и душу вашу непременно озарит горний свет Удмуртии.