Библиотека им. В.М.Азина Центр удмуртской культуры и краеведческой литературы г.Ижевска
Сделать стартовойПоставить закладкуНаписать письмоРаспечатать страницу
О нас Проекты Творчество Первая публикация Экологическая страница Краеведческие заметки Виртуальные выставки Финноугорские народы России Наши мероприятия Полезные ресурсы Контакты Карта сайта  

Главная » Краеведческие заметки » Арматынская О. » Город, нареченный Ижевском

Краеведческие заметки

Арматынская О.

Город, нареченный Ижевском


Арматынская О. Город, нареченный Ижевском / О. Арматынская // Центр. – 2004. – 4 нояб.

4 ноября – День государственности Удмуртии. Официальная атрибутика - герб, гимн и флаг будут на виду и на слуху, однако, у всякого государства существует еще один многозначный символ - имя ее столицы.

По-старинному ижевляне, ижаки, ижевцы сейчас называют себя ижевчанами. Зато мягкое, родное имя самого города не изменилось. Оно было и есть, надеемся, что и будет таким же дорогим для Удмуртии, каким вдруг оказалось в 1985 году. Тогда Ижевск чуть не потерял свое имя навсегда.

Собственных впечатлений и посещений бывшего партийного архива для нашей истории явно недостаточно, и я попросила доктора исторических наук, директора Удмуртского института истории, языка и литературы УрО РАН Кузьму Ивановича Куликова вспомнить, как это было...

Шок

В конце декабря первому секретарю Удмуртского обкома КПСС Валерию Марисову позвонил завотделом ЦК КПСС И.Ф. Дмитриев (автор идеи переименования) и спросил о согласии обкома на переименование Ижевска в Устинов. Марисов опросил членов бюро: согласие было. 27 декабря было принято постановление Совмина СССР о переименовании Ижевска в Устинов (без указания, что это столица автономной республики) и постановление ЦК КПСС, Президиума Верховного Совета и Совмина СССР об увековечении памяти Устинова.

Официальное известие о переименовании оглушило город 4 января.

К. И. Куликов: «Знаете, в тот первый день, когда нам объявили о переименовании, это был шок. Один знакомый мне сказал: Пойдем, за упокой города выпьем!

- Нет, говорю, выпьем за то, что все вернется.

- Да никогда не вернется!

Да вернется, говорю! Потому что это последнее…

Это было одно из глупейших действий советского руководства, попрание всяких норм: политических и просто человеческих. Я не считаю те времена застоем в экономике - скажем, социальная сфера была так развита, что «за бугром» только «облизывались». Но в политической сфере застой был налицо, и это не только господствующая догматика. Опытные, неглупые люди из Главного штаба к старости становились какими-то умильными, просто неадекватными: награждали себя медалями, дарили друг другу города, превращая карту Советского Союза в пантеон».

Где ты живешь?

Поток писем жителей республики хлынул в обком партии, редакции газет, радио и телевидения: «...Когда перестают прислушиваться к голосу народа, тогда кончается всякая демократия», «Почему у народа никто не спрашивает согласия? Что, нас за людей уже не считают?» (из письма лично Марисову). Появились и анонимки с угрозами в адрес властей.

Город будоражило: случился пожар на переговорном пункте Центрального почтамта, погибли два человека. Версия следствия - какой-то алкоголик разжег газету в телефонной кабинке, чтобы согреться, народная версия - поджог в знак протеста против переименования. Ходили слухи, что будут бить витрины, переворачивать транспорт. КГБ работал без выходных.

Годовые запасы алюминиевых значков с гербом Ижевска исчезли из киосков и красовались на одежде каждого третьего ижевчанина. Значки срывали, патриотов увещевали, вызывали в комитеты партии и комсомола. Ряд студентов были исключены из университета за сбор подписей к письмам протеста. На окраинах уличные молодежные компании останавливали запоздалых прохожих, спрашивали: «Где живешь?» Ответ «в Устинове» был неправильный, и «заблудшей овце» сильно попадало. Если земляк отвечал «в Ижевске» - отпускали с миром.

В феврале появились листовки, призывающие горожан на демонстрацию. Распространителей нашли - восьмиклассников одной из школ Ленинского района, однако 10 февраля учащаяся молодежь все же попыталась провести демонстрацию в историческом центре города (кинотеатр «Колосс» - ныне собор А. Невского). Власти готовились основательно: накануне воскресенье было объявлено рабочим днем.

«Ничего лучшего не придумали, - вспоминает К.И. Куликов, - как объявить в школах и ПТУ учения по гражданской обороне. Но не все пошли на учения. А у кинотеатра уже стояло несколько автобусов, кое-кого в эти автобусы подсаживали и увозили «для промывки мозгов», остальных рассеяла милиция. Но город не успокоился. Ижевчане изобрели удивительный способ протеста. Едешь ли ты в автобусе, трамвае - везде на покрытых изморозью окнах, там, где пишут в морозы «Держитесь, люди, скоро лето!», красуется надпись - «Да здравствует Ижевск!». На улицах такие же надписи на сугробах, правда, был еще и лозунг на стене, на доме самого Марисова.

Я знал одну женщину, проектировщика «Удмуртгражданпроекта», которая собирала Валерий Марисов и Дмитрий подписи протеста, выступала везде и всюду, - ее уволили, разумеется». На февральских выборах в Верховные Советы РСФСР и УАССР свыше 8 тысяч бюллетеней были подписаны от руки: «Голосуем за Ижевск!»

Не рифмуется, товарищи...

К.И. Куликов: «Разумеется, людей пытались обрабатывать, и начались несусветные глупости... Вспомнили даже семантику - объясняли школьникам, будто «иж» происходит от созвучного удмуртского слова «овечка», и учительница в порыве горячечного усердия восклицала перед классом: «Вы что, хотите стать удмуртскими овцами?»

Тогда вышел знаменитый иллюстративно-исторический альбом «Устинов», изданный в спешном порядке. Просили исторические материалы и у меня - вот чего я стыжусь, несмотря на все мои возражения и просьбы, есть там и моя фамилия.

Однажды нас, человек десять представителей удмуртской интеллигенции, пригласили в обком. Раздают всем брошюру - инструкцию по «механизму» переименования: «Посмотрите, сделайте заключение о правильности и правомочности». Что делать? Читаем: «Переименование производится по ходатайству трудовых коллективов, партактивов и т.д. перед ЦК». Спрашиваем: кто в нашем случае ходатайствовал и перед кем? Верховный Совет перед подчиненным ему правительством? Нам что-то объясняют, и хотя никого ни в чем не убедили, но заключение-то требуют! Наш композитор Геннадий Корепанов-Камский пытался возражать: «Ну послушайте, товарищи, ведь «Устинов» - это же даже не рифмуется! Песню написать невозможно, понимаете?»

Всех выручил Марков - бывший председатель Совмина: «Никакого заключения писать не нужно, нельзя! Правильно ли нам будет устраивать тут экспертизу документов руководящих органов?» Возражающих не нашлось, совещание пошло насмарку, а мы, выйдя в коридор с Корепановым-Камским, обнялись и долго хохотали...»

Здравствуй, Ижевск!

Пришла весна, за ней лето. «По многочисленным просьбам трудящихся» отменили празднование 225-летия города, старинный Ижевский пруд объявили «водохранилищем г. Устинова», а гостиницу «Ижевск» переименовали в «Центральную».

13 августа 1986 года в городе снова появились листовки с призывом выйти на общегородскую демонстрацию под лозунгом «Мы за Ижевск!», и вновь демонстрация была предотвращена милицией.

В 1987 году бюро Удмуртского обкома партии обратилось в ЦК КПСС с просьбой рассмотреть вопрос об обратном переименовании города. 19 июня 1987 года Ижевску было возвращено его настоящее имя. Иногда говорят, что история на самом деле ничему не учит. Наверное, это не так. Она учит главному: ничто не проходит бесследно - ни подвиги, ни подлости, ни глупости. Еще история обожает иронию. Кстати, все уроженцы города Устинова (1985-1987 гг.) в новых паспортах совсем новой страны были и остаются устиновцами.

Информация к размышлению.

Ижевск – не Лондон, не Мадрид, даже россияне путают в этом имени ударение… Все финно-угорские и славянские версии происхождения слова «иж» спорны. Достоверно только, что это - имя реки, у которой возник город, а названия рек - это древнейшие слова, порой переживающие тысячелетия. «Тезки» Ижевска разбросаны по всему миру - есть остров Иж в Адриатическом море, венгерские города Ижа и Ижак, речка Иж в Кировской области и даже город Иже во Франции. Так или иначе, разгадать тайну имени удмуртской столицы они пока не помогли.

20 декабря 1984 года умер Д.Ф. Устинов - нарком по вооружениям СССР в Великую Отечественную, член Политбюро. При Брежневе долгие годы был влиятельным членом высшего руководства СССР, обладал непререкаемым авторитетом в армии. Именно Устинов настоял на назначении генсеком Юрия Андропова...

К.И. Куликов: «Дмитрий Федорович Устинов был человек выдающийся, я бы сказал, искрометно мыслящий: представьте себе, нарком обороны в 33 года, в самую трудную военную пору. Человек величайшей порядочности, если бы он знал, как обойдутся с его именем, я думаю, он бы это запретил. Очень много сделал для производства нашего стрелкового оружия: вагончик его стоял на территории завода, он здесь месяцами жил. Все знали, что он в сутки спал только три часа. Заводчане вспоминают, что заходили в завод, когда листва только появилась, а выходили - когда уже была следующая… и Устинов был с ними. Дмитрия Федоровича знали и уважали. Но переименования не приняли».

К.И. Куликов: «Удмуртский искусствовед Роза Яшина проникла (!) на конференцию ЮНЕСКО в Женеве и даже попала в президиум: участники думали, что она представитель советской стороны, а советские - что французской. Ее доклад об удмуртской культуре рассказывал и о переименовании Ижевска. Доклад, размноженный в виде статьи и розданный в зале, вызвал целую бурю».

В киосках города нелегко было найти газету «Комсомолец Удмуртии» - ее покупали, чтобы прочесть 16-ю колонку краеведа Евгения Шумилова, горячо вступившегося за родной город.

В «Литературной газете», «Советской России», «Известиях», «Глобусе» ижевчан поддержали советские писатели - Сергей Залыгин, Андрей Дементьев, Александр Иванов. В декабре 1986 года во время Дней советской литературы в Удмуртии поэты и писатели Андрей Вознесенский, Андрей Дементьев, Александр Иванов, Сергей Залыгин прямо призывали горожан бороть я, а не ждать, пока кто-то возвратит городу его имя.