Библиотека им. В.М.Азина Центр удмуртской культуры и краеведческой литературы г.Ижевска
Сделать стартовойПоставить закладкуНаписать письмоРаспечатать страницу
О нас Проекты Творчество Первая публикация Экологическая страница Краеведческие заметки Виртуальные выставки Финноугорские народы России Наши мероприятия Полезные ресурсы Контакты Карта сайта  

Главная » Краеведческие заметки » Кобзев И. » Аэроплан

Краеведческие заметки

Кобзев И.

Аэроплан


Кобзев И. Аэроплан / И. Кобзев // Удмуртская правда. - 1998. - 26 дек.

                                                              В синем 
                                                              Небе,
                                                              Высоко
                                                              Над землей
                                                              Он гудит, кружась в прозрачной высоте.
                                                              Его корпус весь железно стальной,
                                                              На крылах его - по красной звезде...
                                                              И звенит его пропеллер слегка -
                                                              Гонит прочь
                                                              От СССР
                                                              Облака.
                                                              Злобный
                                                              Враг
                                                              Все беснуется, ждет,
                                                              Потому всегда готов
                                                              Самолет.
Это стихотворение удмуртский поэт Кузебай Герд написал в 1927 году, возможно, под впечатлением следующей любопытной истории. Она произошла в Ижевске в начале того же года после знаменитой воздушной экспедиции Москва-Пекин, трасса которой проходила над территорией Удмуртии (в ней участвовали иностранные самолеты «Юнкерс», «Сальмсон» и четыре советских самолета).

Представьте себе большую комнату Авиахим в Ижевске. С настенного портрета на вас внимательно смотрит товарищ Рыков, всесоюзный председатель Авиахима. На потолке - модели воздушных шаров, дирижаблей, аэропланов. Висит плакат: «Стыдись! Твоего имени еще нет в списке акционеров Добролета.

Вся страна следит за этим списком».

В комнате толпится народ. Здесь открыта запись желающих летать на авиасамолете «Все в Авиахим». Он должен прибыть на днях из Москвы для демонстрации успехов красной авиации. Публика узнала об этом со страниц Ижевской правды». Газета сообщала, что самолет заглянет за многие уголки нашей области. Многие крестьяне, еще до сих пор не знающие про существование летающих металлических птиц, увидят самолет и летающих людей. И не только увидят машину-птицу, летящую под облаками, но кое-кто из счастливцев испытает удовольствие подняться в воздух и, оторвавшись от земли, любоваться своей деревней, своими односельчанами.

Для «воздушных октябрин» бесплатно выбирали лучших членов Аваихима. Но рядовые авиахимовцы тоже имели преимущество перед остальными. Они могли вознестись под небеса за пять рублей, а все прочие за десять. В солнечный мартовский денек ижевцы увидели над заводскими трубами, крестами церквей и минаретами мечетей краснозвездную машину.

На Горшечном переулке и Смоляном базаре по этому поводу на полпути останавливались сани. Всеобщие взгляды устремились в небо. Но вот крылатая машина плавно касается снежной глади пруда и замирает. А на пруду уже выстроилась очередь желающих летать. С трудом удерживает толпу милиция: лед может проломиться. Давка. Споры.

- Я в первую очередь: мне на рабфак, - говорит парень в красных галифе и модных галошах.

- Батюшка, мне бы полетать, - просит старуха лет семидесяти.

Первые четыре счастливца удобно устраиваются в пружинистых кожаных креслах, достают кисеты и свертывают папироски. Но пилот вежливо предупреждает, что в аэроплане курить нельзя. Пассажиры покоряются. Стальная птица вздрагивает и, пробежавшись, поднимается над Колтомой.

Вот свежее впечатление рабочего, одного из воздушных путешественников: «Плавно опускается легкое крыло и поднимается правое. Выравниваемся, низко летим над Зарекой. Перед нашими глазами все, как на ладони. Останавливаются прохожие; задрав хвосты, бестолково мечутся по улицам испуганные коровы. Покружив над окраиной, летим над центром города. Вот и Михайловский собор, вот и конец Береговой улицы.

Снижаемся. Вот заденем за крышу какого-нибудь дома… Наша машина плавно садится на поверхность пруда, и мы снова на месте посадки. Выходим из кабины. Бросаем в толпу торжествующее:

- Да здравствует советская авиация!

Следующие товарищи, - пытается перекричать жужжание пропеллера пилот. Новая четверка занимает места... И снова внизу яичного цвета колокольни соборов Александра Невского и Ильи Пророка, малиново-пряничный Михаил Архангел. Дымит на Тринадцатой улице «Березоль». Костина мельница похожа на спичечный коробок, а часовня в Русской Карлутке напоминает игрушку.

Но всему на свете приходит конец. Совершено десять полетов с 39-ю жителями города на борту. Среди них рабочие, инженеры и один милиционер. На сегодня полеты закончены. А вечером нарядная публика шагает по мартовскому снегу в Клуб металлистов на встречу с красными орлами.

На сцену выходит румяный летчик. Он с увлечением рассказывает об успехах красной авиации и заканчивает свое выступление словами:

- Благодарю трудящихся Ижевска за товарищеский прием. Я от имени красных летчиков обещаю, что ни один неприятельский самолет не покажется над советской территорией. За пять дней агитсамолет совершил 25 полетов над Ижевском, а потом, разбрасывая листовки, пролетел над селами и деревнями автономной области. Одновременно начался сбор денег для строительства самолета «Горд удмурт» («Красный удмурт»).

А когда растаял снег, на пруду принялась совершать «полеты» 26-местная аэролодка «Климент Ворошилов». Ее построили бесплатно в свободное от работы время советские пионеры мотопроизводства Можаров, Лутс и другие. Движимое пропеллером судно сооружено областным советом Авиахима. Билет на необычайно быстром транспорте стоил 30 копеек.

Все это произошло в один год. Поэтому в числе авиапассажиров вполне могли оказаться или наблюдать за полетами Можаров и Кузебай Герд. И, может быть, именно это событие натолкнуло одного из них на производство первой в СССР аэролодки, а другого на создание рисунка-стихотворения, по форме напоминающего аэроплан.