Библиотека им. В.М.Азина Центр удмуртской культуры и краеведческой литературы г.Ижевска
Сделать стартовойПоставить закладкуНаписать письмоРаспечатать страницу
О нас Проекты Творчество Первая публикация Экологическая страница Краеведческие заметки Виртуальные выставки Финноугорские народы России Наши мероприятия Полезные ресурсы Контакты Карта сайта  

Главная » Краеведческие заметки » Лесовой А. » Из удмуртской глубинки

Краеведческие заметки

Лесовой А.

Из удмуртской глубинки


Лесовой А. Из удмуртской глубинки / Алексей Лесовой // Удмуртская правда. – 2007. - 9 марта.

Мое путешествие в Сюмсинский район, в частности в поселок Кильмезь, началось задолго до того, как мы с фотографом Александром Горбуновым ранним утром сели в редакционную машину и выехали за город. В целях предварительной подготовки я вначале решил собрать материал о тех местах, куда нам предстояло отправиться.

Информация из сети

Самым простым и доступным способом сделать это оказалось «пошарить» в Интернете. Проведя там достаточно много времени, я сумел выудить кое-какую любопытную информацию из бескрайнего пространства сетевых переплетений. Вот, например, стихотворение Владимира Павловича Кашина, члена творческого Союза художников России, выходца из Сюмсинского района. Посвящено оно, разумеется, родным пенатам и называется «Сюмси».

                                                       О, милый край, убогий, но родной,
                                                       С тобою я, и ты всегда со мной.
                                                       Мечтал давно, но много долгих лет
                                                       Боялся я исполнить твой портрет.
По-моему, автор скромничает, портрет вполне удался. Впрочем, это все лирика, а что касается информации практического свойства, то «паутина» выдала мне следующую историческую справку. Территория, прилегающая к средней части р. Кильмезь, на которой сейчас расположен Сюмсинский район, за последние несколько веков прошла ряд административно-территориальных преобразований. В XVIII в. это была сотня, в которую входило сто селений, и называлась она по имени того богатого крестьянина, который стоял во главе территориального образования. Так, согласно Ландратской переписи 1716 г. эти земли были отнесены к Арской даруге и входили в состав сотни Бегашки Ильмекеева (Ямеева). Западная граница сотни проходила по р. Лумпунь, восточная – по верховьям рек Лозы и Увы. Основные селения располагались по левому берегу р. Валы и обоим берегам р. Кильмези. Несколько позднее сотня носила имя Коникова Мустаева. По ревизии 1762 г. сотня снова сменила название.

Точную дату возникновения Сюмсинской волости установить пока что не удалось. Предположительно это событие произошло в 1780 году. Документы о ее создании не сохранились. Территория волости была намного меньше, чем современный Сюмсинский район. С образованием волости Сюмси становятся центром административно-территориальной единицы, но по-прежнему остаются деревней. Селом Сюмси стали только с открытием прихода Сретенской церкви, окончание строительства которой датируется 1839 годом.

Сюмсинский район был образован 15 июля 1929 года. В том же году он входит в состав Удмуртской области. Сегодня территория района составляет 1789 кв. км. Большая его часть занята лесами, площадь которых равняется 1337 кв. км. Согласно переписи населения 1989 г. в 64 селениях района проживало свыше 18 тысяч человек. С тех пор количество населенных пунктов сократилось до 57. За последние 20 лет население уменьшилось на 1300 человек. Крупнейшая из рек в районе - Кильмезь. Ее протяженность - 270 км. В Кильмезь впадают 25 притоков, сама она является левым притоком Вятки.

Зарисовки с натуры

Главной целью поездки был поселок Кильмезь. Но, хотя время поджимало, пропустить Сюмси все же не хотелось. Поэтому нам с Сашей пришлось ограничиться рамками фоторепортажа. Остановившись в самом центре села, мы первым делом решили осмотреть главную местную достопримечательность - бывшую Сретенскую церковь, ныне носящую имя Казанской Богородицы. О смене названия нам поведал ее настоятель отец Владимир. Во времена воинствующего атеизма церковь закрыли. Все ее имущество было разграблено.Когда в перестройку двери храма открылись вновь, было принято решение о наречении его в честь одной из чудом сохранившихся здешних икон. Впрочем, возможно, что историческое название церкви все же вернут, «Когда купол отремонтируете, тогда и поговорим», - поставило необходимое условие духовное начальство. Со своей стороны, отец Владимир убежден, что это рано или поздно должно произойти.

Поблагодарив батюшку за радушный прием, а он специально открыл перед нами двери храма, поскольку наш визит, видимо, состоялся в неурочный час, мы отправились в стоящую неподалеку на пригорке среднюю школу. Хотелось, чтобы в репортаже отразилось побольше молодых и открытых лиц. Неожиданно наша идея с треском рухнула. Точнее, даже не с треском, а с руганью. В образовательном учреждении нас на порог не пустили. Сидевшая на входе женщина увлеченно читала книгу, и мы ей, похоже, очень помешали в этом важном занятии. На все наши просьбы и предъявление удостоверений (Саша даже вспомнил закон о свободе прессы и попытался достать из одного из своих бесчисленных карманчиков бумажку с его текстом) нам было заявлено агрессивно-категоричное «нет». Видя, что продолжать разговор в подобном ключе с проявляющим административное рвение местным «цербером» бессмысленно и бесперспективно, мы поспешили покинуть стены сего приюта знаний.

К сожалению, в местном выставочном и досуговом центрах посетителей не оказалось. Но там к нам хотя бы отнеслись вполне вежливо и пригласили заглянуть после трех часов дня, когда люди освободятся с работы. В общем, для бесед с народом и фотографирования его лиц нам пришлось использовать беспроигрышный вариант и двинуться по направлению к ближайшим магазинам. Что и говорить, общение вышло несколько скомканным. Во-первых, мы сами спешили, а во-вторых, нельзя не отметить, что люди в Сюмсях не очень-то идут на контакт. Некоторые даже лица от камеры почему-то прятали. Но Саша недаром профессионал своего дела, и несколько удачных кадров у него все-таки получилось.

Рабочий поселок на костях спецпереселенцев

Поселок Кильмезь, несмотря на не такую уж давнюю историю - всего шестьдесят с небольшим лет, тем не менее, место очень колоритное и даже уникальное для республики. И замечателен он в первую очередь людьми, которые в нем жили, а также их потомками, продолжающими вести летопись своих родов и временных лет. Для жителей Кильмези это своеобразная культурная традиция, особый фирменный стиль, даже, можно сказать, бренд. А главное место, куда стекается вся информация и где она остается на хранение, конечно же, местная школа. Но, прежде чем начать рассказ о ней, снова немного информации, почерпнутой мною из Интернета. Вот отрывки из работы Татьяны Захаровой, написанной во время учебы в профессиональном лицее кулинарного искусства № 38 г. Ижевска, посвященной спецпереселенцам немецкой национальности, волею судеб оказавшимся одними из основателей поселка. Во время второй мировой войны и в первые послевоенные годы их число доходило здесь до 9 тыс. человек.

«Там, где раскинулся поселок, была сплошная тайга. Об этом свидетельствует тот факт, что, когда уже началось строительство 4-й площадки, на одного из поселенцев Ивана Дерга напала рысь. От нанесенных ею ран он скончался. А там, где сейчас расположены улицы Маяковского и Пушкинская, по воспоминаниям первых строителей - старожилов поселка, был большой черничник. А он, как известно, растет только в таежных лесах. Только одно строение было на месте будущего поселка - барак для сплавщиков, где и были размещены спецпереселенцы. С образованием колонии в 1943 году их поселили в землянки...

О том, как жилось и работалось этим людям, вспоминает один из спецпереселенцев, участвовавший в строительстве поселка, Рудольф Густавович Белон:

- Жили мы в помещениях, где кроме нар не было ничего. Придешь, бывало, зимой в промерзшую землянку, портянки с ног снять не можешь, отдираешь прямо с кожей. Еды давали только чтобы с голоду не умерли. Некоторые не выдерживали, и бывали случаи, когда даже пальцы себе отрубали на руках, чтобы не ходить на лесоповал. Многие гибли от несчастных случаев, ведь техника безопасности, конечно же, не соблюдалась. Да и за людей-то нас не считали».

О событиях того времени до сих пор напоминают названия некоторых улиц поселка. Например, Одесская. Оказывается, когда спецпереселенцам разрешили свободное поселение, они обосновались на этой улице и дали ей такое название, потому что многие из них были из Одесской области. До сих пор здесь сохранились дома, построенные руками спецпереселенцев. Около каждого домика обязательно был палисадник, где росли мальвы. Их в поселке еще долго называли немецкими цветами. История поселка сохранилась и в названии его частей. То место, где раньше располагалась колония, жители до сих пор называют «зоной». Там же находилось и кладбище для колонистов и спецпереселенцев. И сейчас еще при строительстве домов в этой части поселка находят кости. Это останки людей, строивших «4-ю площадку». Вряд ли будет преувеличением сказать, что Кильмезь стоит на фундаменте из костей, сцементированных людской кровью.

Школа-миллионер, учителя-«стотысячники» и участковые на телегах

О необычности местной школы, ее учителей и их воспитанников говорит многое. Достаточно сказать, что в прошлом году они стали лауреатами президентского гранта размером в миллион рублей. Деньги пошли на закупку современной аппаратуры и техническое перевооружение школьных классов. Честно скажу, редко какая престижная гимназия может похвастаться подобным оснащением. Получение гранта - результат долгой и целенаправленной работы всего преподавательского состава Кильмезской школы. В 2006 году она приняла участие во Всероссийском конкурсе по внедрению инновационных технологий. На протяжении четырех лет здесь действует научное общество учащихся «ЮНИС» («юный исследователь»). Стать его членом можно только после того, как написал и защитил собственную работу. Большинство из них посвящены краеведческой тематике, экологическим проблемам, вопросам сохранения языка и литературного наследия. Ребята с увлечением занимаются изучением истории родного края, а необходимую методическую помощь им в этом оказывают учителя.

- У нас прекрасный педагогический коллектив, - говорит заместитель директора школы по учебно-методической работе Сария Гильмутдинова. - Еще одним подтверждением этому явился тот факт, что в прошлом году двое наших учителей получили из рук Президента республики Александра Волкова награды за «высокое педагогическое мастерство и значительный вклад в образование», а также денежные премии по 100 тыс. руб. Это наш недавний юбиляр, бывший директор школы Мария Валеева, посвятившая своему делу более 27 лет жизни, и учитель истории с 24-летним стажем Надежда Дровосекова.

Всю эту сильную и дружную команду педагогов ведет за собой нынешний директор школы Фаима Аухадеева. Она является признанным лидером коллектива, его мотором.

Тяга к истории, корням, попытке их фиксации в Кильмези не случайна. Поселок на глазах деградирует, вымирает, и если это не сделать сегодня, то завтра писать его летопись, возможно, станет некому. На тяжелую печать прошлого накладываются в современные мрачные реалии. Работы в Кильмези, кроме как в школе или больнице, практически нет. Бывший леспромхоз, растащенный на всевозможные ОАО, влачит жалкое существование. В поселке процветает пьянство и воровство. Многие пустующие дома разграблены. В основном это дело рук тех, кто оказался в Кильмези благодаря усилиям «черных» риелторов, спустив по дешевке собственность в городе и променяв ее на жалкую компенсацию в виде дома-развалюхи. Поэтому еще, наверное, так обостренно реагируют коренные кильмезцы на ситуацию, сложившуюся вокруг местной больницы.

- Весь прошлый год у нас проходила реструктуризация и оптимизация финансовых средств, выразившаяся в переведении круглосуточных коек на койки дневного стационара, - рассказывает главный врач больницы Нина Ивановна Колосова.

Если на начало прошлого года у нас было 15 терапевтических и 10 педиатрических коек, то к концу осталось только 5 терапевтических. Согласно разработанным Министерством здравоохранения нормативам обеспеченность по республике должна составлять 104 койки на 10 000 населения. В результате принятых мер этот показатель у нас сократился с прежних 82 до нынешних 1,66.

Больнице не хватает самых элементарных вещей. Участковые зачастую выходят на прием, не имея аппаратов для измерения давления. Причем именно выходят. Средств на ГСМ больнице никто выделять спешит. Без бензина, как известно, машина не поедет, а поселок-то немаленький. Выручает лошадь. Она хоть и кушать просит, зато в дороге безотказна. Вот и получается, что врачи XXI века, несмотря на все нацпроекты, мало чем отличаются от земских коллег дореволюционной Руси. Впрочем, если серьезно, то в одном они точно схожи: это подлинные энтузиасты своего дела, настоящие патриоты, которые, несмотря ни на что, продолжают выполнять свой долг - приносить помощь людям.