Библиотека им. В.М.Азина Центр удмуртской культуры и краеведческой литературы г.Ижевска
Сделать стартовойПоставить закладкуНаписать письмоРаспечатать страницу
О нас Проекты Творчество Первая публикация Экологическая страница Краеведческие заметки Виртуальные выставки Финноугорские народы России Наши мероприятия Полезные ресурсы Контакты Карта сайта  

Главная » Краеведческие заметки » Шумилов Е. » Господа кафтанщики

Краеведческие заметки

Шумилов Е.

Господа кафтанщики


Шумилов Е. Господа кафтанщики / Евгений Шумилов // Экспресс Ижевск. – 2000. – 7 апр. – С. 2.

Кто они? Сколько их?

Когда же зародился Ижевск?

Точный ответ на этот вопрос дает старинная «Ведомость о казанских партикулярных разных заводосодержателях»: «Оной Ижевский железной завод для ковки из гороблагодатского чугуна железа начат строением собственным его сиятельства коштом 1760 года апреля 10 дня и состоит оной в Казанской губернии по Арской дороге на реке Ижу на государственной земле».

С днем рождения, Ижевск!

Различные заводские социал-демократы, не самые лучшие оружейники, у всех на слуху. В их честь и памятники, и с десяток названий ижевских улиц. А вот ни одной конкретной фамилии кафтанщика никто не помнит. Можно сказать, из нашей истории «изъято» целое сословие.

Углубленное изучение архивных документов Ижевского оружейного завода позволило развеять туман. Оказалось, что всего, начиная с 1838 по 1913 годы мастеровые кафтаны с золотым галуном получили от имени царя 472 мастеровых и низших служащих завода. Вполне вероятно, дальнейшие изыскания позволят выявить еще с десяток имен этих, уверяю вас, самых славных персонажей заводской, ижевской истории.

Замечу, что речь только о «царских» кафтанах. Бывали до них и просто почетные кафтаны. Такими мог награждать по своей воле непосредственно А.Ф. Дерябин или иной местный начальник.

Первым достоверно известным полноценным, то есть «царским», кафтанщиком стал один из выдающихся ижевских оружейников Марко Леонтьевич Колмогоров (1799-?). Это случилось в декабре 1838 года, в царствование Николая I, а Николаем II в мае 1913 года был подписан последний указ о кафтанах для ижевцев. Их было 28.

Все эти указы часто подписывались в первый день Пасхи, дабы доставить православным труженикам особую радость. Радовали тогда работяг, конечно, и медалями, в том числе золотыми. Несколько тысяч «медалистов» появилось среди наших оружейников за период с 1830-х годов по апрель 1916 года. Той весной «за особые труды, вызванные обстоятельствами текущей войны», медалями поощрили сразу 1807 ижевских рабочих!

Все это внушает гордость, но, мне кажется, звание кафтанщика значительно весомее «медалиста». Во-первых, понятия эти часто совпадали. Кафтан не кафтан, если посреди золотого позумента полтора дюйма шириной не посверкивал золотом или серебром кружок с профилем государя императора и надписью «За усердие». Во-вторых, кафтан - уникальное, даже экзотическое, и специфически ижевское явление. Нигде на Урале таковых наград больше не было. В-третьих, это истинно народная награда. С медалями же на груди или на шее по славному городу Ижа или селу Ижеву могли в принципе разгуливать и разночинцы, то есть купцы, чиновники и прочие. Наконец, кафтан считался среди простонародья более желанной наградой.

Помимо того, что претендент на кафтан должен был образцово трудиться, думать о выгодах казны и предлагать всякие усовершенствования по части оружия, он не должен был прежде подвергаться штрафам или иным наказаниям. Но, согласитесь, невозможно найти совсем уж безгрешного человека... Поэтому заводские власти часто проявляли гуманность. Кузнеца Дмитрия Федотовича Бадьина в 1831 году пришлось примерно наказать 100 ударами палок за кражу пары клещей и прочей мелочи. Это, однако, не помешало через десять лет поощрить его за искусство и трудолюбие кафтаном. Верили простым труженикам «царские сатрапы»!

Об этом же бесстрастно повествует наградной лист 1865 года. Федота Ивановича Никитина наказали в 1851 году 70 ударами розог за отлучку из фабрики, а на следующий год он вообще угодил под суд за изнасилование соседской жены Марфы Даниловой. Трудовые успехи его в ложевой мастерской, однако, оказались столь высоки, что сам генерал-фельдцейхмейстер, великий князь заступился за Никитина и разрешил «не считать сие препятствием к получению награды».

Разумеется, кафтанщики пользовались непререкаемым авторитетом среди товарищей. Им доверяли во всем. Многие кафтанщики, примерно пятая их часть, по выбору общества становились артельщиками, старшинами и старостами в своих цехах. Более того, во второй трети XIX века некоторых также избирали «доверенными от общества оружейников по постройке вновь и исправлению мостов и тротуаров, состоящих в заводском селении, и по раздаче жалованья штатным и сверхштатным чинам по всему округу заводского управления». Их также называли; «избранные от общества при совещании в общественных делах и учинении приговоров». Если короче, то это совещатель, а если на современный лад, то «народный депутат». Это кафтанщики Д.Ф. Бадьин, И.А. Бушков, В.И. Быков, И.М. Знаев, Ф.П. Кутявин, К.И. Леонтьев, В.П. Меньших, А.И, Митюков, Т.И. Наумов, А.Л. Обухов, Д.Е. Овчинников, С.В. Перевощиков, Е.С. Прохоров, В.О, Пущин, А.А. Рожнев, Е.А. Романов, Н.С. Чигвинцев, К. Шестаков, Ф.Ф. Шестаков, Г.Е. Шихов. Можно судить, что носить «царский» кафтан - это примерно то же, что сейчас носить депутатский значок.

Конкретные начальники награждение своих подчиненных кафтанами рассматривали как вопрос престижа для коллектива своего цеха или участка. «Награждение Павла Осиповича Чернышева подаст повод другим его товарищам смотреть на работы по преобразованию гидравлических сооружений не как на последнее дело или ремесло, а как на дело главное и особенно необходимое для завода, без которого заводская деятельность развиваться не может». Это инженер-технолог Н.А. Галкин, ответственный за всю заводскую гидротехнику, повторно ходатайствует за своего столяра в 1864 году. Через два года П.О. Чернышев все же получил кафтан, «... И для меня награда, хоть одного моего подчиненного», - заключил инженер.

Кафтана жаждали, кафтанщикам завидовали. «Мне обидно: мою многолетнюю заслугу наденут на какого-нибудь пьянчужку, который не исполняет своей должности», Так в 1906 году буквально «выпрашивал» кафтан плотник ремонтной мастерской Филипп Тимофеевич Угрюмов; «Я еще работал при всех арендах. Безотходно работаю у механика Чижевского 16 лет. Ни пьянства, ни краж. У правой руки отсекло палец. ... Я не нуждаюсь вашим кафтаном..." Но тут же угрожает: "Не разберетесь, то я подам в Казанский округ». Ну чю ж, уважили настырного плотника, выходца из Поломской волости. Исходатайствовали ему в том же году «царево» одеяние. Случай уникальный. Коренные ижевцы скромнее.

Кафтанщик сразу становился лицом неприкосновенным. Награда пожизненная. Наказанию розгами таковые лица не подлежали. Правда, изредка случалось, что задирали нос, портились. Вот, например, отдельщика стволов Давида Абрамовича Крысова в мае 1842 года наградили кафтаном за высокое искусство, проявленное во время «трудового десанта» на Сестрорецкий оружейный завод, а герой через полгода взял да запил! Кафтан не отобрали. О таких прецедентах в архивных делах сведений вообще нет. Просто посадили на гауптвахту, чтоб «охладился».

Другой малоприятный пример. Кузнец цеха белого оружия Василий Петрович Папулов, уже десять лет бывший кафтанщиком, вдруг несколько раз подряд не явился на работу, пьянствовал... Каждый раз командир завода Д. С. Фролов своей властью сажал его ненадолго под арест, но все повторялось. Предать же его суду, перевести в разряд штрафников и наказать более серьезно, в том числе розгами, было никак нельзя: кафтан защищал! В конце концов полковник заключил нарушителя под арест на хлеб и воду на две недели. Было это в 1864 году.

Среди стойких стереотипов, закрепившихся вокруг кафтанщиков, - убеждение, будто бы все они некие дряхлые старики, поскольку, мол, вручали эту награду почти автоматически за полвека службы. Ничего подобного! Кафтаны не являлись обязательным приложением к пенсии, а давались за конкретные заслуги, причем часто вполне молодым оружейникам.

Самым щедрым по отношению к нашим прадедам был Александр II, «Освободитель». За годы его правления (1855-1881) 176 ижевских оружейников стали кафтанщиками. Безусловно, государь хорошо помнил свое, ещё будучи наследником, посещение оружейного завода в мае 1837 года.

Никакой национальной и религиозной дискриминации при награждении рабочих не наблюдалось. Кафтанщиками стали, например, одиннадцать татар: Г. Абдрафиков, С.Абдрафиков, А.А. Апсалямов, М.А. Апсалямов, Л. Бикмансуров. И.А. Бузиков, Г. Губайдуллин, И.М. Искаков, Х.И. Миногулеев, А.М. Мухаметов, Л. Шаймурзин. Национальность в заводских личных делах вообще никогда не упоминалась. Зато часто указывалось вероисповедание кафтанщиков. Среди них 459 православных, 11 мусульман и два православных старообрядца.

Полный список всех известных на данный момент кафтанщиков публикуется ижмашевской газетой «Машиностроитель». Есть надежда на то, что с помощью внуков и правнуков наших героев удастся уточнить биографические данные, а может быть, и увеличить сам этот список. Вспомните свою родословную!