Библиотека им. В.М.Азина Центр удмуртской культуры и краеведческой литературы г.Ижевска
Сделать стартовойПоставить закладкуНаписать письмоРаспечатать страницу
О нас Проекты Творчество Первая публикация Экологическая страница Краеведческие заметки Виртуальные выставки Финноугорские народы России Наши мероприятия Полезные ресурсы Контакты Карта сайта  

Главная » Краеведческие заметки » Шумилов Е. » Та заводская гауптвахта

Краеведческие заметки

Шумилов Е.

Та заводская гауптвахта


Шумилов Е. Та заводская гауптвахта /Е. Шумилов //Свое дело. - 2002. - №9. – С. 24 -25.

«... что в люди вывела меня - просится закончить мотив. Конечно, пелось это про заводскую проходную», да еще такую, над которой, предполагается, сияют какие-либо ордена предприятия. Но у нас в Ижевске, много раньше - в досоветскую эпоху, так могли бы в принципе спеть и про заводскую гауптвахту.

Дело, как говорится, житейское. Многое в жизни старых ижевцев значили моральные и материальные стимулы к труду (одни только «царские» кафтаны чего стоили!), но без наказаний невозможно было совладать с простонародной стихией. Работяга всегда норовил то прогулять, то напиться, то стащить что-нибудь с казенного завода. Напомню, у нас даже был особый, уральский, термин «каньга», которым обозначали ворованное железо.

Итак, путешествие по старейшей улице города-завода лучше всего начинать от его старейшего здания - заводской гауптвахты.

Правда, трудно уже представить себе ее, стоящей именно на улице Свердлова, бывшей Береговой, с которой и начиналось основание Ижевска. Так уж получилось, что в годы первой пятилетки соседнее здание школы ФЗО перегородило улицу Свердлова, и бывшая гауптвахта оказалась в закутке у улицы Советской. Историческое здание и числится на ней под номером 3, хотя выходит главным фасадом на запад, перпендикулярно Советской.

Архитектурная история здания достаточно сложна. Сначала, в 1804 году, была сооружена только «каменная кладовая для содержания денежной казны». Над двумя «каморами» с низкими арочными сводами сделали стропила, на которые уложили всего лишь дерн. Зодчий Семен Дудин, приехав через три года в «город Ижа», все возмущался этой архаикой («Дерновая крыша, кроме безобразия, угрожает падением») и порывался снести денежную кладовую, но не успел.

Наконец, в 1852 году преемник С.Е.Дудина - архитектор И. Т. Коковихин капитально перестроил обветшавшее здание, встроив его в гауптвахту, более чем вдвое большую по площади. Под сводами «камор» вместо бочек с медными пятаками расположились бедолаги-арестанты. Для их прогулок тут же устроили два внутренних дворика, а для предотвращения побега - забор из острых кольев, ров и перекидной мостик. Гауптвахта предназначалась для содержания в основном служивых из того гарнизона, что охранял завод. Но нередко сюда заключали и мастеровых, также бывших «собственностью» царского генерала. И уж всегда что солдатиков, что мастеровых пороли именно возле гауптвахты. Безусловно, она воспринималась работягами как мощный государев кулак, занесенный над «городом Ижа».

Символическую суть данного архитектурного образа весомо подчеркнул другой, еще более художественно значительный объект. Его открыли в том же 1852 году - 8 ноября, в день грозного Михаила Архангела. Это традиционный небесный покровитель всех русских оружейников и ангел-хранитель скончавшегося за три года до того Великого Князя, генерал-фельдцейхмойстора Михаила Павловича. "Михайловскую колонну", судя по всему, спроектировал по петербургскому образцу (Александровской колонне) все тот же И. Т. Коковихин. Колонна была поставлена строго симметрично по отношению к восточному фасаду гауптвахты, метрах в десяти от него.

Через тридцать лет здесь разобьют первый Общественный сад. Михайловская колонна быстро скроется за березами. А в 1918 или 1919 году местные большевики по декрету Ленина, разумеется, уволокут этот уникальный памятник на заводской двор - в металлолом... Но место свободно. В принципе восстановление ансамбля допустимо и желательно с историко-архитектурной точки зрения.

В середине XIX века самым «легендарным» заключенным гауптвахты стал беглый заводской мастеровой Василий Егорович Маратканов. Его излавливали, пороли, возвращали к «делу оружия»... Он снова убегал, сколачивал разбойничьи шайки, зверствовал в окрестностях "села Ижева". Романтика! Один шаг до каких-нибудь социалистов-революционеров. Но вот уж их-то вроде бы под стенами сей гауптвахты все же не содержали. «Сицилистов» обычно увозили в Сарапул, в жандармское управление.

Самые типичные наказания на заводе были таковы. За несколько минут опоздания, то есть приход в цех уже после «штрафных» ударов колокола на заводской башне, полагалось до 50 ударов розгами. За отлучку с завода, даже по крайней надобности, полагалась порция побольше - до 100 «лозанов». «Царские сатрапы»? Как сказать. В 1941-1945 годах на всех оборонных заводах Ижевска за точно такие же провинности нескольким тысячам простых работяг отвесили от полугода до восьми лет тюремного заключения, лишая бедолаг также пайка. И то, и другое нередко приводило к смерти.

В царские времена ижевцев пороли перед гауптвахтой только до 1867 года. Сама же гауптвахта функционировала в этом своем качестве до 1885 года. Затем здесь оборудовали гарнизонную столовую с кухней и хлебопекарней, а после революции — лесничество и заводской архив. В послевоенные годы здание занимали службы «Удмуртгаза», а с 1975 года - музей машиностроительного завода (ОАО «Ижмаш»).

Остается только удивляться тому, как самоотверженные музейщики ухитряются втиснуть в стены этого, в общем-то, небольшого здания экспонаты, повествующие обо всех этапах летописи нашего главного завода, настоящего «завода заводов». Но это особая тема. Старинное здание испытало и некоторую трансформацию. Северный его дворик для прогулок арестантов с полвека назад перекрыли сверху, и там сейчас кладовка для всякого хлама. А южный дворик совсем не симметрично открыт, украшен прекрасной кованой решеткой. Это уже, так сказать, «курдонёр» («двор чести») - особо торжественная часть архитектурного ансамбля, идущая от Версаля и других королевских дворцов.

11 июня 2002 года через этот «двор чести» прошли высшие должностные чины Удмуртской Республики, все наличные генералы, представители казачества, рядовые ижмашевцы и прочие горожане... В тот день бывшая гауптвахта, бывшая денежная кладовая, приняла под свои своды на временное хранение прах того, кто уже заходил туда живым в период с 1804 по 1809 год. Это Андрей Федорович Дерябин, основатель оружейного завода и зачинатель многих славных дел общероссийского масштаба.

Конечно, не особенно этично превращать прах великого человека в экспонат светского музея (внутри храма он бы смотрелся более органично), но, будем надеяться, такой «арест» праха будет кратким - до постройки специальной часовни-склепа у северо-восточной стороны Александро-Невского собора.