Библиотека им. В.М.Азина Центр удмуртской культуры и краеведческой литературы г.Ижевска
Сделать стартовойПоставить закладкуНаписать письмоРаспечатать страницу
О нас Проекты Творчество Первая публикация Экологическая страница Краеведческие заметки Виртуальные выставки Финноугорские народы России Наши мероприятия Полезные ресурсы Контакты Карта сайта  

Главная » Краеведческие заметки » Субботина М. » А душа остается загадкой

Краеведческие заметки

Субботина М.

А душа остается загадкой


Субботина М. А душа остается загадкой / Марина Субботина // Удмуртская правда. – 2003. – 25 июля. – С. 15.

К 220-летию кавалерист-девицы Надежды Дуровой

Наша землячка Надежда Андреевна Дурова - уникальное явление российской истории. Двести лет душа этой женщины остается загадкой. Что заставило ее скрыть свой пол, вступить в действующую армию и участвовать в наполеоновских войнах 1806-1813 годов? Что заставило ее «принять на себя труды и обязанности, которые пугают и мужчин, и явиться на поле сражений - и еще каких»? (А.С. Пушкин).

Обычное гусарство?

В своих знаменитых «Записках кавалерист-девицы» Н.А. Дурова подчеркивала свою страсть к свободе и военной жизни, проявлявшуюся с детских лет. Наденьке минуло только десять, а матушка ее отметила, что «гусарское воспитание пустило глубокие корни». Будущая кавалерист- девица первые годы своей жизни росла среди гусар. Лихим гусаром в молодости был ее папенька Андрей Дуров, впоследствии сарапульский городничий.

Ох, и не любила Надежда девичьи занятия вроде плетения кружев! Ни вязальщицы, ни вышивальщицы из нее ну никак не получается – все рвется и ломается, а маменька очень больно бьет по рукам... Зато в саду припрятан арсенал, где лук и стрелы, сабля и ружье, хоть и неважное. В конюшне стоит любимый Алкид, на котором совершаются таинственные ночные прогулки. Свою «непутевую», явно не от мира сего дочку маменька выдает замуж за мелкого чиновника Василия Чернова, видимо, чтобы выбить из головы «гусарство». Но даже материнство не удерживает Надежду на месте. Переодевшись в «казачий униформ» 23-летняя Дурова кидается вслед за ушедшим казачьим отрядом, который охранял Сарапул и его окрестности от многочисленных разбойничьих шаек, и добирается с ним до расположения армии.

На поле боя

Так в 1806 году начинается громкая военная эпопея Дуровой, скрывавшейся сначала под именем Александра Соколова, а потом Александрова. Она была одинока в суровом походном быту, где ей приходилось вести жизнь замкнутую и скрытую. Но, уединяясь на биваках, Дурова кипела необыкновенной энергией в сражениях. Ходила вместе с товарищами-кавалеристами в тяжелейшие атаки на французов под Гутштадтом, Нейльсбергом и Фридландом в 1807 году. Командир выговаривал ей, что ходит она в бой со всеми эскадронами полка поочередно, а не только со своим, как полагается. Журил ее и за то, что она, рискуя жизнью, стремилась спасать «встречного и поперечного», выводила раненых из боя. За подлинный подвиг, за спасение русского офицера (Дурова с пикой в руке бросилась на нескольких французских кавалеристов) ей был вручен самый почетный воинский орден - Георгиевский крест.

В общей сложности кавалерист-девица прослужила в армии десять лет. Была ранена.

«Любезное знакомство»

В 1836 году увидели свет ее записки «Кавалерист-девица, происшествие в России». А крестным отцом Дуровой на литературном поприще стал А.С. Пушкин. Свел с ним Надежду Андреевну ее братец Василий - тоже, как и отец, городничий, личность весьма своеобразная и прелюбопытная. В трудах Вятской ученой архивной комиссии за 1912-1913 гг. опубликованы формулярные списки отца и сына Дуровых, а также документальное свидетельство прелюбопытнейшего дела о тяжбе между протоиереем Петром Анисимовым и городничим Василием Дуровым. Суть тяжбы в том, что городничий подошел к кресту Спасителя в Вознесенском соборе в перчатках, креста не целовал, глазел на женщин. Святого отца не могло не возмутить циничное поведение первого лица города.

Пути Василия Дурова и великого поэта пересеклись в 1829 году в Кисловодске. Они познакомились. Цинизм Дурова восхищал и удивлял Пушкина. Очевидно, Дуров был авантюристом, но забавным, человеком без царя в голове, но весьма затейливым, большим бесстыдником, но... Словом, он занимал А.С. Пушкина. Возможно, как типаж для будущих литературных трудов. Спустя годы этот незабываемый «кавказский анекдот» он вспомнил в рукописном сборнике анекдотов и размышлений в цикле «Застольные беседы». И, как знать, состоялась ли бы вообще Надежда Дурова как писательница, получила ли всероссийскую известность, если бы не ее своеобразный братец. А в 1835 году Василий Дуров в письме обратился к Пушкину с просьбой посодействовать в издании «Записок» сестры. А.С. Пушкин, вспомнив «любезное знакомство», прислал ответ. Он с охотой взялся похлопотать об их издании, лестно отозвался об авторе. Записки «Кавалерист-девица, происшествие в России» поразили всех, вызвали небывалый успех. И не только благодаря необычному положению героя, но и литературному мастерству. Не розыгрыш, не шутка ли великого поэта? Может быть, он на самом деле автор? Так думали многие, но нет, сам крестный отец тоже восхищался пером провинциалки, «живописным и пламенным».

В течение последующих четырех-пяти лет вышел еще целый ряд произведений Н.А. Дуровой. Писательницей она оказалась плодовитой, и ее ждало, вероятно, блестящее будущее. Но словно уланская сабля перерубила перо. Почему? Еще одна загадка этой удивительной женщины.