Библиотека им. В.М.Азина Центр удмуртской культуры и краеведческой литературы г.Ижевска
Сделать стартовойПоставить закладкуНаписать письмоРаспечатать страницу
О нас Проекты Творчество Первая публикация Экологическая страница Краеведческие заметки Виртуальные выставки Финноугорские народы России Наши мероприятия Полезные ресурсы Контакты Карта сайта  

Главная » Краеведческие заметки » Жилин С. » Город среди мифов

Краеведческие заметки

Жилин С.

Город среди мифов


Жилин С. Город среди мифов / Сергей Жилин // Инфо – Панорама. – 2004. – 29 января. – С. 15.

Северная Удмуртия до сих пор окутана мифологичес¬кой дымкой, мифы, предания и легенды и ныне живут в ее истории и фольклоре. Здесь по Чепце-реке высились когда-то укрепленные городища-кары древних удмурт¬ских батыров Идны и его сыновей - Иднакар, Дондыкар, Весьякар, Гурьякар... Некоторые причепецкие де¬ревни и ныне носят имена тех мифологических героев.

Взгляд с Иднакара

С вершины Иднакара - как на ладони весь Глазов и зачепецкие заливные луга. В таком-то месте да не поселиться! И селились - на Иднакаре археологи обнаружили поселение девятого века.

И все-таки Глазов отсчет сво¬ей истории ведет не от этого древ¬него памятника. Помнится, в 1980 году город отметил 200-летие. Тогда точкой отсчета обозначили указ Екатерины II, возводящий деревню Глазов (по-удмуртски Сингурт) в ранг уездного города. Прошлым летом здесь празднова¬ли уже 325-летие Глазова. Вроде мелочь, пустяк - сто лет туда, сто лет сюда. Только, действительно, впервые "деревня Глазово за ре¬кою Чепцою" упоминается в 1678 году. Местные власти вынесли вопрос на заседание городской Думы, она и решила прибавить возраст Глазову аж на 102 года. Я вот думаю, поскольку Иднакар уже относится к глазовской территории, может, снова пора Думу собирать и начать готовиться к 1100-летию нашей северной столицы?!

Глазов и впрямь в первые полгода существования Вотской автономии был столицей, затем столицу перенесли в Ижевск. И все-таки город Глазов по-прежнему частенько величают северной столицей Удмуртии по аналогии с Петербургом. Наверное, это естественно, ибо город этот аккумулировал в себе все плюсы провинциальной жизни. Здесь рукой подать от дома до работы, культурная жизнь не затихает в любое время, есть железная дорога и неплохое шоссе, причудливо совмещаются патриархальные и новые черты.

По первой категории

Если 325 лет назад в деревне Глазово насчитывалось 12 дворов с 67 душами «мужеска пола», то нынче здесь примерно 110 тысяч жителей. Развитием своим город , конечно, обязан Чепецкому заводу (ЧМЗ), входящему в систему Минатома. Не случайно в советские годы Глазов обслуживался по первой категории – за курицей, колбасой и шоколадом сюда устремлялись жители и Ижевска, и Кирова, и Перми.

На ЧМЗ работают и многие жители. Иные из них такие умель¬цы, что тульскому Левше лишь в подмастерьях у них быть. Алек¬сандр Перевощиков еще лет десять назад блоху подковал. Однажды он сотворил шахматную доску из фарфора с фигурками из золота. Располагалось все это на полови¬не макового зернышка. А вот внут¬ри человеческого волоса шахмат¬ная пешка из циркония. С такими умельцами завод и в нынешние времена остался на плаву.

С появлением этого завода из¬менился и сам город - на строи¬тельство нового предприятия съе¬хались сотни людей со всей стра¬ны. Оставаясь столицей северной Удмуртии, Глазов стал терять уд¬муртские черты. Былая закрытость города привела к некоей элитарной отстраненности, закрытости его жителей. Когда-то Короленко на¬зывал Глазов «ненастоящим горо¬дом». Боюсь, нынче на его фоне покажутся ненастоящими другие населенные пункты республики.

Судите сами, в некоторых ижевских ДК сплошные выставки - распродажи обуви и одежды. В Глазове такого не увидишь: здесь во дворцах культуры по-прежнему репетируют, поют, танцуют и дети, и взрослые, и пенсионеры.

Родина начинается с Глазова

Немало в городе музыкантов, поэтов, художников. К своей роди¬не они относятся трепетно:

                                                       Мой родимый городок
                                                       Между речкой и вокзалом,
                                                       Между Волгой и Уралом,
                                                       Словно каменный цветок.
Это строки Александра Марть¬янова. Покойный ныне, поэт Ни¬кита Шагимарданов выдал свою версию рождения Глазова:

 
                                                     Расскажу я вам быль - был малыш над рекой,
                                                     Кубик Рубика был, день случился чудесный.
                                                     А малыш самый малый - он вол¬шебник большой,
                                                     Это был, прямо скажем, кудесник.
                                                     И от собственной шалости кубик сломал,
                                                     А для полного юного счастья
                                                     Кубик Рубика, звонко смеясь, раз¬метал
                                                     Посреди золотых италмасов.
                                                     Мы и сами от сказок волшебных добрей,
                                                     Чудесам доверяем, еще италмасам.
                                                     Поднят город по воле хороших людей,
                                                     И поэтому он прекрасен.
Так что никто из творческих людей, завистливо косясь на столи¬цы, не называет свой город «Мухосранском», как доводилось мне слы¬шать в Сарапуле и Ижевске. Может быть, поэтому я так люблю на диске глазовского автора-исполнителя Александра Глезина песню, которая так и называется «Провинция»:

                                                    В деревянных городах, в приокраинных столицах
                                                    В тишине родных дворов детство бережно хранится
                                                    С уголка родной земли, с уголка небесной сини
                                                    И с провинции моей начинается Россия.
Его родители приехали на строящийся ЧМЗ: мама - с Ук¬раины, отец - с Северной Осе¬тии. Здесь они познакомились, здесь Александр Глезин и ро¬дился. На этот же завод он при¬шел после окончания Ижевско¬го механического института. Про этот город, этих людей Александр и поет свои песни, он и первый свой диск назвал «Обыч¬ные люди». Вполне естественно, что и спонсором в издании его стал родной ЧМЗ.

На Соборной площади

О Глазове писали не только ме¬стные литераторы. Степан Щипачев перед самой революцией слу¬жил в здешнем пехотном запасном полку. То митинговое время, прапорщик-большевик Драгунов - все это отражено в одном из его сти¬хотворений:

                                                         Нас и Чепца-река,
                                                         И пыльные улочки Глазова
                                                         Помнят наверняка.
В среде глазовского духовен¬ства родился отец будущего писа¬теля Валентина Катаева. Об этом рассказывается в автобиографическом романе «Кладбище в Скулянах» и в повести «Сухой Лог». Дедушка писателя не только в храме служил, но и "состоял инспектором духов-ного училища по греческому язы¬ку". В 1847 году он стал священником при духовном училище в губернском центре Вятка, но «затем вернулся в Глазов и стал священником местного собора».

В конце девятнадцатого века на центральной площади Глаз-города, в самом его зрачке вырос целый духовный комплекс. Непросто он строился. Строительство Преобрженского храма почти закончилось, но вечером 24 сентября 1879 года недостроенный собор попросту рухнул. Освятили его лишь через 15 лет, в 1894 году. Простоял он до на¬чала 1960-х годов, когда его взор¬вали во время очередных гонений на религию.

Из духовной среды вышел и известный этнограф, фольклорист и археолог Николай Григорьевич Первухин. В 1885 году он приехал в Глазов и стал служить инспекто¬ром народных училищ. Именно им созданы «Эскизы преданий и быта инородцев Глазовского уезда». Уже с 1885 года Николай Григорьевич на свои средства начинает изучение древностей Глазовского уезда. Он обследовал и сделал топографичес¬кие планы более 50 городищ. По со¬бранным материалам Первухин подготовил «Краткий очерк кладовищ», встречающихся в Глазовском уезде, и составил уездную археологическую карту. Он раскопал 9 городищ и 23 могильника по Чепце и Каме, постоянно печатал материа¬лы о своих исследованиях в мест¬ной прессе. На VII археологичес¬ком съезде Н.Г. Первухин был из¬бран членом-корреспондентом Московского археологического об¬щества.

Давным-давно

Как ни странно, в абсолютно современном городе Глазове неравнодушны к своей истории. В 2000 году вышел набор открыток «Настоящее «ненастоящего города». Олег Ларин и Татьяна Ананина, сами люди творческие, творчески отнеслись к задаче - они совме¬стили на открытках прошлое и се¬годняшний день Глазова. Результат получился ошеломляющий: на-встречу извозчичьей повозке катит автомобиль, неподалеку от железо¬бетонного моста шумит паромная переправа, на площади Свободы (бывшей Соборной) на фоне мно¬гоэтажных домов снова взметнул свои купола храм... А к 325-летию издали новую книгу про историю Глазова.

В городе любят вспоминать о том, что именно здесь родилась в 1867 году великая актриса и жена писателя Ольга Леонардовна Книппер-Чехова. В Глазове слу¬жил городничим дед великого ком¬позитора - П.Ф. Чайковский. В ок¬тябре 1824 года Глазов проезжал государь Александр I, он остано¬вился в доме мещанской вдовы Ляпуновой. А в доме глазовского купца Ивана Волкова в 1837 году останавливался на ночлег путешствующий по России цесаревич, будущий император Александр II Освободитель. В его свиту входил и знаменитый поэт В.А. Жуковс¬кий, дневники которого стали бесценным подспорьем для краеве¬дов: «Глазов. Ноги Урала. В Гла¬зове у вотяка. Комната в одном доме с Великим князем. Спал на тюфяке. Бедная церковь на площа¬ди, окруженная деревянными до¬мишками. Колония вотяков».

Нынче в Чепце стерлядкой и не пахнет, а в 1837 году купец Вол¬ков встретил наследника престола не только хлебом-солью. На спе¬циально приготовленном столе выставлены были две огромные чепецкие стерляди.

Что ж, как говорится, у каждо¬го времени свои плюсы и минусы. Глазову есть чем гордиться - и про¬шлым, и современностью. А еще он романтический город, ибо возник среди мифов и преданий. Глазов. Так бы выглядела сегодня улика Чепеикая, бывшая Набережная