Библиотека им. В.М.Азина Центр удмуртской культуры и краеведческой литературы г.Ижевска
Сделать стартовойПоставить закладкуНаписать письмоРаспечатать страницу
О нас Проекты Творчество Первая публикация Экологическая страница Краеведческие заметки Виртуальные выставки Финноугорские народы России Наши мероприятия Полезные ресурсы Контакты Карта сайта  

Главная » Краеведческие заметки » Жилин С. » Столица Прикамья

Краеведческие заметки

Жилин С.

Столица Прикамья


Жилин С. Столица Прикамья / Сергей Жилин // Инфо-Панорама. – 2003. – 30 окт. – С. 8.

Среди прикамских уездных городов Сарапул всегда зани¬мал особое место. Это еще и ныне заметно - хотя бы пото¬му, что количество жителей здесь давно перевалило труд-нопреодолимый стотысячный барьер. Первое упоминание Сарапула в документах относится к 1596 году: «...В Сара¬пуле и Сиве ловят рыбу из оброков...» Так ведь это всего лишь упоминание, а люди на этих благодатных берегах Камы селились издревле, о чем свидетельствуют раскопки архео¬логов.

Раз бой, два бой…

Сама природа будто подсказывала, где основать поселение. Небольшим оно было поначалу - «село Вознесенское, что на Са¬рапуле». Главной функцией его в то время стала оборонная, не случайно же возникла здесь крепостца от набегов воинственных соседей. Российская государственность дол¬го и трудно формировалась, окраины же империи, случалось, и при царевых чинов¬никах законов не знали. Наверное, поэтому всякое здесь происходило, как, например, в 1616 году, когда «генваря в 25 тотаровья, и чюваша, и черемися, и вотяки, и башкирцы пришли на Сарапул войною и стали от Са¬рапула за 5 верст в новой деревне Енебековской, и хлебы молоченые и сена все по¬травили...»

И век с лишним спустя ситуация в При¬камье оставалась сложной, только основную опасность представляли уже не вотские или башкирские бунтари, а свои же, бежавшие из Центральной России разбойники да тати. Даже С.М. Соловьев в своей «Истории Рос¬сии с древнейших времен» вынужден был отметить: «По реке Сиве явились воровс¬кие шайки, человек до 80, жгли деревни и намеревались разграбить село Сарапул, обыватели в страхе покинули дома и скитались по лесам».

В своем романе «Каменный пояс» писа¬тель Евгений Федоров приводит старинную легенду о камской разбойнице Фелисате. Погрозился сарапульский воевода запереть знаменитую атаманшу в железную клетку, ан по-другому все вышло. Темной разбой¬ничьей ночкой Фелисата сама заявилась к нему. У воеводы аж язык отнялся от страха, знать, потому она его и помиловала.

Что семнадцатый или восемнадцатый века, когда даже в начале девятнадцатого столетия для охраны сарапульской власти и поимки разбойников в городе квартирова¬ли казаки! Положим, город-то они защити¬ли, а вот Наденьку Дурову таки умыкнули в действующую армию.

Волга - Кама

О прикамских и камских разбойниках немало рассказывается в литературе, в ле¬гендах и преданиях, передававшихся из по¬коления в поколение. Здесь что ни название, то топонимический памятник былой эпохе. Тюркское «сара пуль» (желтая рыба) напо¬минает о былом рыбном изобилии, когда камские стерляди в живом виде в специаль¬ных прорезных стругах отправлялись в Москву. Старцева гора помнит монахов - старцев, живших когда-то здесь.

В 1882 году здесь заложен храм Иоанна Предтечи, позднее при нем открыли мужс¬кой монастырь, названный Старцевогорским Иоанно-Предтеченским - он был, кста¬ти, не единственным в городе. Издалека были видны сарапульские храмы, любова¬лись ими пассажиры с проплывавших мимо судов.

Кстати, на первое паровое судно сарпульцы дивились аж в 1817 году. Выстрои¬ли его в имении В.А. Всеволожского, вла¬дельца Пожвинского завода. Всеволод Алек¬сеевич совершил на нем путешествие от Пожвы до Казани, но на обратном пути паро¬ход угодил в ледостав, остановился у Сара¬пула, где со временем и сгнил. И все-таки к середине девятнадцатого столетия парохо¬ды стали на Каме обычным делом. Среди прочих по Волге и Каме плавал пароход с гордым именем «Сарапулец».

Древние и более поздние события при¬чудливо переплелись в сарапульской истории. Именно на Каме снимали популярную комедию «Волга-Волга». Киношники вооб¬ще неравнодушны к Сарапулу, для жителей города одно время обычным делом было встретить где-нибудь на городской улочке Александра Панкратова-Черного: «Ага, фильм снимают!» Да и самая первая кино¬пленка, отснятая в Удмуртии, по моим све¬дениям, хранится в Музее истории и куль¬туры Среднего Прикамья. На ней можно увидеть, как выглядел наш уездный центр сто лет назад.

Сарапульский колобок

Особое местоположение Сарапула отме¬чалось многими. Где же и селиться челове¬ку, как не на реках?! Кама - первая и основ¬ная наша дорога. Знать, потому и рос по¬степенно Сарапул, обзаводился торговлей, стал крупным административным центром - уездным городом. Случилось это с обра¬зованием Вятского наместничества в 1780 году. Через шестнадцать лет появилась уже Вятская губерния. Еще Н.Н. Блинов отме¬чал, что «присоединение Сарапульского и других южных уездов к вятской губернии при Екатерине II было весьма искусствен¬ным, сделанным по принципу: «Чтобы на¬местничество хорошо было управляемым, в нем должно быть от 300 до 400 тысяч душ, а в уездах от 30 до 40 душ». Присоедини Сарапул к Казанской губернии, вышел бы там перебор, а тут - недобор. Вот и оказа¬лись мы за четыреста с лишним верст от своего губернского центра Вятки - ау!..

Важность Сарапула в политическом, эко¬номическом и культурном отношении пони¬мали всегда, но высшая власть в стране буд¬то не знала, куда отнести этот город - уж слишком явно он выделялся, прямо-таки выпирал на общем ровном фоне. Это вам таки не Елабуга, не Оса - маленькие про¬винциальные городки, мало имевшие поли¬тического веса. Из-за Сарапула копья лома¬лись не один век.

Еще сто лет назад заговорили было о со¬здании Прикамской губернии с центром в Сарапуле, но помешали этому войны и ре¬волюции. После революции кипели споры об образовании Урало-Волжских штатов, Татаро-Башкирской республики, снова вер¬нулись к идее создания Прикамской губер¬нии. Увы, Сарапулу так и не удалось стать губернским городом: весной 1920 года Со¬внарком постановил запретить образование Прикамской губернии. На мой дилетантский взгляд, это и прекратило дальнейший быст¬рый рост и развитие Сарапула - город стал «как все». Конечно, росли и количество жи¬телей, и число предприятий, но не то, не то...

Возникла в 1920 году Удмуртская авто¬номия, из 43 волостей огромного Сарапульского уезда в нее вошли лишь 18. Сам же уезд передали из Вятской в Пермскую гу¬бернию. Так сарапульцы стали пермяками. Через два года они гордо могли именовать себя уральцами, поскольку стали относить¬ся к Уральской (будущей Свердловской) области. В 1934 году Сарапул оказался в Ки¬ровском крае, а еще через три года - в Уд¬муртии. Прямо как в сказке про колобка: «Я от дедушки ушел, я от бабушки ушел!..» Всяк был рад заполучить в свою террито¬рию Сарапул, да не знал, что с ним делать, - или ума не хватало, или возможностей.

На благо Сарапула

Значение Сарапула определено было, прежде всего, Камой. Но ведь и Оса, и Ела¬буга, и другие города тоже на Каме стоят, а ведь говорили когда-то именно о сарапульском феномене. Именно Сарапул стал фак¬тически центром огромного региона и в по¬литическом, и экономическом, и юридичес¬ком, и культурном плане. В тот же Сарапуль¬ский судебный округ помимо Сарапульского же уезда входили и Елабужский, и Малмыжский, зачастую в нем разбирались дела и Осинского уезда Пермской губернии. Удельные конторы после отмены крепост¬ного права упразднили даже в губернских центрах - Вятке, Уфе, Казани, Перми, а вме-сто них открыли одну в Сарапуле.

Училища и гимназии, водопровод и электричество, магазины и лавки, музеи и банк, появление епархиальной кафедры, развитая благотворительность - все это спо¬собствовало развитию города. А город был прежде всего купеческим, а купцы отлича¬лись прежде всего сметкой и предприимчи¬востью. Думали они не только и не столько о наживе, благо капиталов у самих хватало, а о благе Сарапула.

Впрочем, имя доброе и память человеческая тоже копитал. Так сарапульский купец Прокопий Никифорович Дедюхин «за полезную деятельность и устройство во-допровода» стал почетным гражданином. Купец первой гильдии Павел Андреевич Башенин всего 42 года прожил, а сделал для Сарапула ох как много - дважды избирали его на пост городского головы. Именно при нем появился здесь уже капитальный водо¬провод и электростанция.

Среди почетных граждан города Сара¬пула встречаются имена и российского мас¬штаба, - а как еще могли сарапульцы отбла¬годарить за внимание к родному городу?! Первым из них стал в 1878 году министр народного просвещения, действительный тайный советник граф Дмитрий Андрее¬вич Толстой - «за удовлетворение ходатай¬ства о содержании Сарапульского реально¬го училища с ежегодной субсидией в раз¬мере 10000 рублей». За открытие в Сарапу¬ле отделения государственного банка почет¬ное гражданство получил и другой граф-ми¬нистр, уже финансов, а впоследствии и премьер-министр Сергей Юльевич Витте.

Другого почетного гражданина бывше¬го нашего уездного города в своих стихах увековечил сам Александр Блок:

В те годы дальние, глухие
В сердцах царили сон и мгла:
Победоносцев над Россией
Простер совиные крыла. 
Оценка, конечно, не очень лестная, да и обер-прокурор Святейшего Синода Кон-стантин Петрович Победоносцев лично¬стью был противоречивой, однако именно он в те «глухие годы» поддержал учрежде¬ние в Сарапуле епархиальной кафедры, что было немаловажно для престижа уездного города.

Согласитесь, это ли не повод сарапульским купцам гордиться - оказаться в такой славной компании?! А еще гордились они своим городом, столь необычным и важным для целого региона, городом, выросшим на стыке нескольких губерний. В нем все ды¬шит историей, старые особняки вспомина¬ют былое, горбатые улочки то возносят вас к небу, то ввергают в пучину российской бе¬залаберности.

Постоишь над Камой, глотнешь мороз¬ного воздуха, оглянешься и невольно ох¬нешь - ну до чего же хорош Сарапул! Даже еще и сегодня!