Библиотека им. В.М.Азина Центр удмуртской культуры и краеведческой литературы г.Ижевска
Сделать стартовойПоставить закладкуНаписать письмоРаспечатать страницу
О нас Проекты Творчество Первая публикация Экологическая страница Краеведческие заметки Виртуальные выставки Финноугорские народы России Наши мероприятия Полезные ресурсы Контакты Карта сайта  

Главная » Краеведческие заметки » Жилин С. » Застывшее время

Краеведческие заметки

Жилин С.

Застывшее время


Жилин С. Застывшее время / Сергей Жилин // Центр. – 2002. – 28 нояб.

Работать в Ижевске архитекторам раздолье - уж очень выгодно можно использовать природные особенности: холмы, низины, окрестные леса и воды. Небось, башня, возвышающаяся над главным заводским корпусом, не потерялась бы и среди других зданий. Но перспектива, открывающаяся на водный простор пруда, берега его, ближние дома на берегах и дальний лес, только подчеркивает: мол, отсюда все началось, вот она - точка отсчета города.

Всегда мне казалось, что Ижевск обижен отсутствием архитектурной старины: мало у нас зданий девятнадцатого века, а уж памятников века восемнадцатого и вовсе нет. И так, да не совсем! Вот она – плотина Ижевского пруда, собственно говоря, самая главная достопримечательность города. Не будь ее, и Ижевска не было бы, ибо начиналось поселение именно как завод. В плотине этой - труд, бессонные ночи, ум, талант, жестокость премьер-майора Алексея Степановича Москвина, загубленные жизни и надорванное здоровье тысяч согнанных на берега Ижа людей. Таковы были время и особенности возводимого будущего города, что возник он, как и Петербург, на крови и поте людских.

Лицо и душа города

В архитектуре Ижевска у этого человека особое, если не главное, место. Именно Семен Емельянович Дудин задал городу некий эмоциональный тон, который проявляется в ижевских чертах до сих пор, как бы ни сносили старые здания и ни строили новые коробки. Уберите дудинские постройки с лица Ижевска, и его особинки не станет. Главный заводской корпус с башней, Арсенал, Троицкая церковь и сегодня выражают сущность нашего города, его историю.

Восстановленный несколько лет назад Александро-Невский собор сразу определил, где находится исторический духовный центр Ижевска. Именно С.Е. Дудин руководил постройкой храма. Запутанной оказалось история вокруг автора проекта. Долгое время краеведы считали, что сооружен он по проекту придворного архитектора академика Луиджи Руска, о чем и свидетельствовала мемориальная доска на стене уже, увы, бывшего детского кинотеатра «Колосс». Лишь в 1970-е годы удалось установить настоящего автора проекта собора – великого русского зодчего А.Д.Захарова. Его проект использовал Дудин при строительстве, у него, кстати, в свое время и учился в Академии художеств. Так, в одном храме соединились талант и труд двух русских зодчих - учителя и ученика. Подобный собор был не единственным в России. По захаровским чертежам еще раньше возвели и кронштадтский Андреевский собор, уничтоженный после революции.

Время воплощения первых серьезных архитектурных проектов будущего города Ижевска в России часто называли пушкинским, может быть, оттого, что именно поэту удалось наиболее полно отразить его. «Себя как в зеркале я вижу, но это зеркало мне льстит». Архитектура Дудина для заводского поселка была льстящей. Оно и понятно, зодчий думал не о том, как его творения выглядят на фоне жалких лачуг и деревянных особняков, он думал о будущем города, и, надо честно сказать, угадал его. Будете прогуливаться по улице Пушкинской, остановитесь на краю Центральной площади и взгляните на Арсенал. Бог с ним, что именно в нем Александр 1 вручил ижевскому зодчему орден Святого Владимира четвертой степени! Вот оно, пушкинское время - грозное и грозовое, в котором переплелись возвышенные стихи и запах пороха, - отразилось оно в камне. Одного взгляда на Арсенал было достаточно, чтобы связать Ижевск и Петербург.

Тему Ижевска и Петербурга уже много лет разрабатывает историк и культуролог Игорь Кобзев. Но и нашего дилетантского взгляда достаточно, чтобы заметить хотя бы их поверхностную связь. Многим приезжим до сих пор дудинский главный заводской корпус с башней напоминает здание петербургского Адмиралтейства, одним из творцов которого был, кстати, и учитель ижевского зодчего А.Д. Захаров.

Хлопотна должность заводского архитектора, трудно сочетать полет души, творческие мечты и служебную надобность. С.Е. Дудину приходилось проектировать не только важнейшие для ижевского завода здания, но и обычные жилые дома, госпиталь, храмы в окрестных селениях... Далеко не все они сохранились, но сохранившиеся стали определяющими для местной архитектуры, например здание заводской школы (нынешний Республиканский центр декоративно-прикладного искусства) на улице Советской и дом священника Захария Лятушевича на современной улице Сивкова.

Так что ж получается? Обычный, рядовой заказ, казенная или чья-то личная надобность или прихоть, а зодчий - бах, и «влетел в историю». Для настоящего художника нет разделения между возвышенным и обыденным. И Пушкин плодил детей, любил выпить в компании, резаться в карты, почесывался от укусов клопов на постоялых дворах, все это было с тысячами людей, а вот, поди ж ты - пушкинское время. В ижевской архитектуре время - дудинское. И подтверждает это не только набережная зодчего Дудина, но и само архитектурное лицо города.

Заглянуть в будущее

Первый план поселка Ижевский завод датирован 1764 годом, опубликовал его краевед О.В. Севрюков. Две улицы на нем всего лишь - вдоль Ижа, да несколько домов в заречной части. Но ведь без перспективы нельзя поселению развиться.

Автором первого генерального плана «будущего города Ижа» стал С.Е. Дудин. «Простор и воля» молодого ижевского зодчего и его помощников П. Андреевского и П. Белянинова были высочайше утверждены императором Александром I. Прямые улицы, поквартальная застройка - это опять же архитектурные черты, свойственные новому русскому городу Петербургу. Сама плотина давала направление: с юга на север в Ижевске шли улицы, с запада на восток - переулки.

Поселок Ижевский завод быстро рос. В петербургском журнале «Вестник Европы» в 1817 году появилось «Описание Ижевского железоделательного и оружейного завода» некоего путешественника, обозначенного одной буквой Е.: «... Домов же, кроме фабричных зданий, считается до 1710». Автор среди главных зданий заводского поселка перечисляет, естественно, и практически все дудинские творения, даже удаленную на две версты кладбищенскую Троицкую церковь: «Здесь, на иждивение жителей заводских, г. архитектором Дудиным выстроена небольшая каменная церковь. Мысль и отделка небольшого храма сего показывают, что зодчий образовывался в Италии. Угадал путешественник, и вправду, Дудин после окончания Академии художеств совершенствовал свое мастерство в Италии.

Причудливо переплелись в архитектуре Ижевска европейские и русские черты: величественные здания, которыми могли бы и весьма крупные города гордиться, соседствовали с массовой деревянной застройкой, по местному Александро-Невскому проспекту (одно из бывших названий улицы Советской) разгуливали козы и куры... И все-таки постепенно черты будущего города проступали. Именно Дудин и его план определили дальнейшее развитие будущего города.

Перспектива, верный расчет - вот, что отличало генеральный план С.Е. Дудина от всех последующих планов, которые часто приходилось корректировать то из-за массового притока населения, нуждающегося в жилье, то из-за войн и эвакуации, то из-за смены политики «партии и правительства». Творчество наших архитекторов вечно было ограничено, вот и застроили город серыми коробками, которых все равно не хватает на всех. И все-таки архитекторы не разучились творить. Посмотрите на новый Казанско-Богородицкий храм, и вы убедитесь, что в нем чудесным образом сочетаются традиция и современность. В этом, пожалуй, и есть смысл архитектуры: строить для будущего, оглядываясь на опыт предков, вписывая творения свои в городской ландшафт.