Библиотека им. В.М.Азина Центр удмуртской культуры и краеведческой литературы г.Ижевска
Сделать стартовойПоставить закладкуНаписать письмоРаспечатать страницу
О нас Проекты Творчество Первая публикация Экологическая страница Краеведческие заметки Виртуальные выставки Финноугорские народы России Наши мероприятия Полезные ресурсы Контакты Карта сайта  

Книги о городах и районах Удмуртии

История земли ярской:
люди, события, факты

"От древности к современности"

Начало нашего края уходит в глубокую древность, в эпоху мезолита - среднего каменного века, около 8-10 тысяч лет назад. По свидетельству многих ученых, в том числе одного из исследователей Вятского края Александра -Вештомова в "Истории Вятчан..." (1807-1808 гг.), древность существования этого народа (вотского) в крае "далеко восходит не только за времена основания Российской Монархии, но даже за времена эры нашего летоисчисления. С появлением в стране Русского племени Вотское племя, постоянно уступая первому берега реки Вятки, подалось на восток и, так сказать, сгрудилось при берегах рек Чепцы, Камы и их притоках".
Об этом же говорят раскопки, археологические исследования на могильниках около деревень Кузьмине, Сосновка, Усть-Лекма, Чабырово, Озерки, Тум, Кушман, села Елово. Захоронения, найденные там, относятся к VII-VШ векам.

Конечно, даже при очень огромном желании мы не можем сегодня знать всех подробностей о жизни предков того периода. Лучше и предметнее представляются страницы более поздних времен, чему способствуют археологические и архитектурные памятники, дошедшие до нас.

К археологическим можно отнести поселения IХ-ХV веков - Кушманские I, II, III селища, Старозянкинское IХ-ХII веков, Уканские I и II селища ХII-ХV веков; древние городища - Кушманское (Учкакар). Уканское (Поркар); древние могильники ХIV-ХVIII веков - Добринский, Коповский, Меметовский, Озеркинский, Старозянкинский, Тумский, Тымпальский, Хутор-Озёрский, Чабыровский. Еще в XIX веке, как отмечали исследователи, удмурты соблюдали культ семейно-родовых святынь. Исследователь М. О. Косвен в 30-х годах прошедшего столетия обратил внимание на то, что большинство удмуртов старшего поколения на севере Удмуртии сохраняло представление о принадлежности к определенному роду, правда, чисто номинально. Культ воршудов практически уже изжил себя. Но память об их прежнем существовании сохранена в названиях и в предметах, обнаруженных при раскопках.

Так, некоторое количество представителей рода Зумъя проживало в Исакове и Кузьмине. Уча - городище Учкакар этого рода обнаружено возле деревни Кушман, оно датируется IХ-ХII веками.

Малочисленным, но широко расселившимся был род Салья - его следы обнаружены в Укане, Нижней Чуре, Добрино, Чатчагурте.

А вот в прикильмезских районах выявлены следы воршудно-родовых групп, переселившихся из наших мест, в том числе из деревни Дизьмино (Бигра).
На территории нашего района воршудно-родовые группы проживали: Байдалино - Бигра, Большой Апевай - Апъя, Чабъя; Большое Малагово - Чабъя; Дзякино - Кушъя; Дизьмино - Бигра; Зянкино - Занка; Исакове - Зумъя; Коровай - Чабъя; Комарове - Турья; Кушман - Кушъя; Кузьмине - Бигра, Зумъя; Лековай - Чабъя, Чола; Луза - Чабъя; Малое Малагово - Чабъя; Малый Апевай - Апъя, Чабъя; Нижний Укан - Сянья; Нижнеуканский - Сянья, Озерки - Чола, Чудна; Пепеево - Имъёс, Пудем - Чипъя; Старое Зянкино - Занка; Укан - Дурга, Салья, Сянья, Ташъя; Цыпъя - Чипъя, Чатчагурт - Салья, Ташъя; Юберки - Юбера.

Микроэтнонимы удмуртов нашли широкое отражение в ойконимии Прикамья. По мнению ученого М. Г. Атаманова, из 3136 населенных пунктов УАССР 283 (9%) образованы с помощью воршудских имен, которые отражают названия родов, основавших то или иное селение.

Из 128 населенных пунктов (1980) Ярского района в 12 (9,6%) отразились воршудно-родовые имена. Часть микроэтнонимов бытует в неофициальных удмуртских названиях. Например, воршудным именем Биграгурт называется Дизьмино.

Особое место в этнической истории чепецкого района занимает вопрос об угро-амодийском пласте населения, появившегося десь, как считал исследователь В. Ф. Генинг, где-то на рубеже середины VIII века.

О пребывании западно-сибирского - угорского и самодийского - населения и оставшихся после него географических названиях на севере европейской части есть несколько трудов наших ученых.

По мнению академика Б.А. Серебренникова, на протяжении веков было несколько волн миграций западносибирского населения: в поисках более благоприятных мест для охоты и рыбной ловли оно попадало в бассейны рек Камы, Печоры, Вычегды и затем стало распространяться к западу вплоть до Карелии и южной части Кольского полуострова.
Историко-лингвистический анализ топонимов Удмуртии позволил выявить группу географических названий (гидронимов и ойконимов), расшифровывающихся с помощью самодийских и угорских языковых данных.

Топонимы самодийского происхождения представлены в основном аппелятивами селькупского и ненецкого языков.
От селькупского лымпа - болото - происходят названия рек Лумпа. От рек произошли названия населенных пунктов, в том числе нашей Лумпы.
Удмурт-Сада, от самодийского, по ср. ненецкому - лужа, местный вариант названия деревни - Гучин - селище (место, на котором в древности было селение).

Яр - тоже от самодийского языка и означает песок.

Из архитектурных сооружений наиболее известна пудемская плотина середины XVIII века. Правда, в первозданном виде она не сохранилась.
Большой интерес, несомненно, вызывают архитектурные памятники - церкви. Одна из первых - Еловская, возведенная в 1795 году, единственная в ту пору на Севере Удмуртии каменная. В 1827 году появилась богоявленская церковь в Саде.

В грамоте, подписанной 27 ноября 1785 года преосвященством Лаврентием, епископом Вятским, дано повеление на построение в селе Елово Глазовского уезда вместо ветхой деревянной Троицкой церкви вновь каменного храма во имя святой Троицы. С прошением об этом в епархию обратились священник Стефан Ившин и выборный от новокрещеных удмуртов Антип Матвеев. Строилась она около десяти лет по проекту архитектора Ф. М. Рослякова и представляла собою одно из культовых зданий Удмуртии с фрагментами масляной росписи и пола из литых плит.

30 апреля 1775 года епископ Вятский подписал грамоту с благословением сооружения пристроя к помещению церкви в селе Укан. Спасская церковь в нем начала службу в 1807 году.
Церковь открыта при содействии еловского священника Фёдора Ившина, активного религиозного деятеля. Согласно сенатскому Указу 1740 годав Казани учреждается «новокрещенская контора», возглавившая христианизацию населения. В Глазовском уезде этим активно занимался епископ Вениамин, его эстафету принял Фёдор Ившин, с которым однажды едва не расправилась возмущенная христианизацией толпа.
Учитывая такую ситуацию, правительство и духовенство прибегали к тактике «кнута и пряника». По Указу Петра 1 от 1772 года инородцы, принявшие христианство, так называемые новокрещённые, освобождались на три года от подушной подати. В то же время подать, как рекрутская повинность, перелагалась на некрещеных удмуртов. Для новокрещённых же была даже отменена смертная казнь за те преступления, за которые она предусматривалась законом.

Уканская церковь обслуживала и прихожан Юмской (Юкаменской) волости. В 1794 году в селе Юкаменском освятили свою, вновь построенную. Ехать туда священникам, видимо, не хотелось, о чем можно догадаться по царскому повелению. В нем предлагалось «уканскому дьячку Леонтию Невоструеву и пономарю Ефиму Мышкину, кому из находящихся там причетников по жребию выпадет, немедленно выехать в село Юкаменское». Исполняя волю Ее Величества Екатерины II, вятское начальство делает приписку: «Если указанные люди не явятся или откажутся от выезда, то будут лишены места».

В 1864 году в Пудеме построена деревянная церковь с одним престолом - Сретенская. Кроме заводского населения, к ее приходу относились в 1873 году 13 деревень, расположенных в радиусе 10 верст от села. Среди прихожан значились 104 военных, заводские рабочие и крестьяне. Русских - 1459, удмуртов - 2566.

В Саде в 1768 году начали строить деревянную церковь, но уже в 1827-м возвели новую, каменную. Крестьяне, ее прихожане, собирали хлебную ругу (налог) на содержание духовенства по пуду ржи, ячменя и овса с каждого двора.

Несомненно, самыми древними поселениями являются Елово и Укан. Они впервые упомянуты в писцовых книгах Котельницкого уезда 1646 года. На самом деле, надо полагать, были намного старше, так как в переписи упомянуты не один десяток дворов, а враз возникнуть они не могли. В перепись включались лица только мужского пола.

Например, такие записи. «Деревня Уканская на речке Лекме. В отяцком дворе Худячко Сабанеев сын с сыном Почашко и Почашка детей Удешко 5 л, Тункилдейко 4 л, Кудешка году. Деревня Еловская над рекою Чепцою. В отяцком дворе Кудешко Петров сын Юлин с детьми Миткою с Афонкою да с Богдашком. У Митки сын Сипка, Офонка 15 л, Богдашко 3 л, Сеитка году».
В «Истории вятских сел» удмуртского ученого-исследователя Павла Николаевича Луппова сообщается, что «село Елово на правом берегу Чепцы, это удмуртское селение, имевшее в 1678 году 24 двора и в 1722 году 39 дворов. В ХУН-ХУШ веках входило в состав Верхочепецкой отяцкой нижней доли. В 1741 году в деревне Елово была устроена христианская церковь. В 1763 году село Елово имело 227 ревизских душ.
Село Укан на правом берегу речки Лекмы, бывшее удмуртской деревней, имевшее в 1646 году 17 дворов, а в 1678-м -32 двора. В 1746-м после крещения местных удмуртов была обращена в село. В 1763 году село имело 142 ревизских души».
Ученый упоминает и Пудемский завод на речке Пудемке, «устроенный в 1759 году». Сюда рабочие были переведены из Омутнинского завода. В 1805 году здесь работали 30 крепостных и 91 вольнонаемный рабочий.

В состав уканского прихода вошли 36 деревень с 1817-ю уделами на 70 верст в округе.

В 1805-1807 годах по велению епископа Серафима Глаголевского чуть восточное деревянной церкви заложили каменную по проекту Ф. М. Рослякова. В числе строений были колокольня трехъярусная, с длинным шпилем и кованым железным крестом с позолотой. Имелось 12 колоколов, первый весом 206 пудов, второй - 40, третий - 14, четвертый - 7 пудов и так далее. 30 мужиков в 1836 году привезли эти колокола из Слободского. Служили два священника, дьякон и три слушателя.
По данным Вятских епархиальных ведомостей за 1887 год в уканский приход входило 51 селение, расположенное до 18 верст в округе. Среди прихожан числились удмурты, русские, крещёные татары и военные. За приходом закрепили 207 десятин пахотных земель, 218 - сенокосов. Церковь просуществовала до 20-х годов прошлого столетия, и без преувеличения можно сказать, что благодаря ей село Укан стало важнейшим центром зарождения удмуртской культуры, письменности, искусства.

Двадцать лет в Укане священником служил Михаил Мочилин. Он составил рукописную грамматику удмуртского языка, одну из первых. Сменивший его Никифор Исидорович Невоструев еще в начале XIX века участвовал в переводе евангелия на удмуртский. В 1820-м все четыре евангелия издал на глазовском и сарапульском наречиях уканский миссионер Иоан Анисимов. Он же в 1847-м издал в Казани первую удмуртскую азбуку на 174-х страницах.

Еще в середине XVII века в Укане осело большое семейство Васнецовых. Это ветвь династий знаменитых художников и священников. В обоих храмах Укана - Алексей, Василий, Иоан, Михаил. Все они преподавали в местных школах.

Первый храм, построенный на Вятской земле в Елово, освятил Его Преосвященство Вятский и Великопермский Вениамин. Елово тогда считалось богатейшим селом. В состав прихода в 1837-м входили: село Елово, деревни Ягошурская, Лековаевская, Тумская, Усть-Лекма, Астраханская, Апевайская, Пудемский завод и еще много других. В июле 1854 года на кладбище построили часовню.

15 сентября только здесь и в Ново-Елово отмечают Мамонтов день как праздник в честь одного из священников. Такой чести он удостоился благодаря своему доброму нраву и спокойному характеру. В этом селе проводилась большая ярмарка. Сюда приезжали люди со многих окрестных мест. Играла музыка. Люди пели, плясали.

По Указу Петра I от 18 декабря 1708 года русское государство было разделено на 8 губерний. В 1775-м Екатерина II внесла некоторые изменения в структуру местного управления; число губерний увеличено до пятидесяти, вместо провинций введены уезды. Сенатским Указом Екатерины II от 11 сентября 1780 года организовано Вятское наместничество, состоявшее из 13 уездов, в том числе Глазовского, куда входила территория нашего района.

Ближе к Уралу в 1780 году образована Пермская губерния с центром в городе Перми. Южнее наместничества создается Казанская губерния.
Возникла необходимость соединить между собой центры губерний. Такую роль сыграли тракты; Вятка-Пермь, Вятка-Казань, Казань-Пермь. Вятско-Пермский тракт по территории современной Удмуртии пролегал через населенные пункты Елово-Яр-Глазов-Балезино-Полом-Дебесы.

1 июня 1783 года вышел новый Указ Екатерины II о трактовом сообщении Санкт-Петербурга с Вяткой. Через 14 лет Санкт-Петербургский почтовый тракт, соединившись благодаря Вятско-Пермскому с основной Сибирской дорогой в селе Дебесы, вступил в строй, и столица напрямую была связана с Сибирью.
Сибирский тракт стал государевой дорогой, в первую очередь известной своим кандальным звоном, о чем говорят такие цифры: в 1860 году по тракту перевезены до 20 тысяч пассажиров, около 5 тысяч тонн различных грузов и проследовали 18 тысяч осужденных.

Уезды делились на волости и полицейские станы (участки). Уканский участок охватывал несколько волостей, по нынешним границам - это территории Ярского, Юкаменского и часть Унинского районов. Еловская и Люмская волости с Пудемским заводом относились к первому участку с центром на Омутнинском заводе.

В 1896 году в Укане жил земский начальник коллежский советник Лесников. В Пудеме проживали постоянно урядники, один изкоторых следил за изготовлением кумышки в деревнях. В 1900 году в Уканской волости власть вершили земский начальник А. Д. Комаров и становой пристав И.А. Кибардин.

В Укане в 1896 году размещалась больница с одним врачом и приемным покоем на пять кроватей, которая обслуживала медицинский участок из двенадцати волостей с несколькими десятками тысяч населения и сотнями населенных пунктов. Жители Еловской волости за медицинской помощью обращались в Глазов. В конце XIX века в Укане уже имелись аптека и почта. А решение об открытии врачебного приемного покоя в Укане Глазовское уездное земское собрание приняло на одном из своих заседаний с 11 по 20 октября 1888 года.
Тогда же была утверждена смета расходов на 1889 год в размере 639 рублей.

В конце 1900 года в Еловскую волость входило 28 населенных пунктов, в которых проживали 8065 человек, в 50-ти селах Юрской волости - 10476, в 30-ти селах Нижнеуканской - 11450 человек.

До Октябрьской революции 1917 года на территории нынешнего района находились три волости - Еловская, Нижнеуканская и Юрская, которые входили в Глазовский уезд Вятской губернии. Местную промышленность представлял Пудемский железоделательный завод. Для сельского хозяйства той поры характерны низкие урожаи, отсутствие поголовья скота. Хлеб убирали серпами и конными жатками.

С 1872 года на заседаниях Глазовского уездного земского собрания по докладам земской управы рассматривались вопросы, которые касались жителей и этих волостей. Вот что записано в некоторых «Журналах».

15-24 сентября 1872 года. Управа предлагала ассигновать 300 рублей на устройство ограды и служб при выстроенном в селе Елово здании школы, так как согласно заявлению гласного (депутата) от волости Шулятьева, местность для постройки выбрана неудачно, в конце уезда, и что сумма 800 рублей, ассигнованная ранее собранием на построение школы, передержана.
Отказано в содержании Садинской школы Юрской волости, так как открыта священником о. Александром Поповым, а около села «есть несколько земских школ». Правда, было выделено 50 рублей Попову в награду за хлопоты и на пособие ученикам.

6-15 октября 1875 года. Ввиду неудовлетворительного урожая «в лето 1874 года и серьезного градобития» Юрской волости выделен семенной материал.
2-11 октября 1878 года. Опубликован отчет за 1877 год о расходах на содержание народных школ и некоторые данные о них. Еловская. Наставник Александра Апполоновна Тряпицына. После епархиального училища. Учеников (в разные месяцы неодинаковое количество) в октябре - 38, декабре - 51.
Уканская. Наставник Николай Михайлович Мазунин. Кончил курсы в сельхозшколе. 306 учеников. Испытание выдержали 10. Пудемская. Наставник Анастасия Васильевна Маракулина. После епархиального училища. Учеников - 699, испытание выдержали 10.

2-10 октября 1880 года. («Журнал» за 1881 г.) Земская управа доложила о вспышке брюшного тифа в селе Укан и Дзякино Нижнеуканской волости. Отмечаются плохие жилищно-бытовые условия. Многие живут не одни, а «вместе с ними телята, овцы, курицы, утки, свиньи и т. д. А какой хлеб - 4-ая его часть - мякина».

Почти ежегодно на сессиях уездного собрания ставился вопрос «Об улучшении коневодства». Для улучшения породы в волости привозили элитных жеребцов из Вятки. Дело было новым и стоило немалых денег, поэтому многие крестьяне отказывались от привозных производителей. Тогда организаторы мероприятия снизили цену за случку с 3 до 1 рубля.

Очень долго велась дискуссия (почти пять лет) в уездном земском собрании о строительстве уканского моста через Лекму. В 1886-м («Журнал» за 1887 г. С. 79) отказано в дополнении к уже выделенным ранее 500 рублям еще 300, так как весной мост уносит, место для него неудобное.

Решили выделить на эти цели Нижнеуканской волости лес для парома или шитиков на весенний период, в остальное время жителям рекомендовано самим строить временный мост. В 1887 году 500 рублей выделили «при условии строгого контроля и при постройке». Предложено собрать с души по 25 копеек.

11-20 октября 1888 года. Земское собрание поручило («Журнал» за 1889 С. 83), управе «обратить внимание крестьян Еловской волости на дурное содержание дороги по Бозинскому волоку». На 135 странице этого же «Журнала» опубликованы данные о проверке состояния школ. Отмечено: Пудемская - темно, грязновато и недостаточно светло; Еловская - светло, чисто, но недостаточно тепло; Уканская - светло, чисто, тепло.

В 1914 году в трех волостях насчитывалось 144 молотилки, 19 конных жаток, 6 плугов и одна сеялка. Из болезней свирепствовали оспа и трахома. Лечением больных занимались два врача, три фельдшера, две санитарки, шесть медсестер. 1169 детей обучали 26 учителей в 14 начальных классах. Действовало 7 церквей. Числился один велосипед, лишь единицы жителей имели патефон. Делопроизводство велось на удмуртском языке.