Библиотека им. В.М.Азина Центр удмуртской культуры и краеведческой литературы г.Ижевска
Сделать стартовойПоставить закладкуНаписать письмоРаспечатать страницу
О нас Проекты Творчество Первая публикация Экологическая страница Краеведческие заметки Виртуальные выставки Финноугорские народы России Наши мероприятия Полезные ресурсы Контакты Карта сайта  

Книги о городах и районах Удмуртии

В стороне Юкаменской:
История и современность

Глава
"Край ты мой, родниковый"

У истоков

Бушмелев Н.

История дооктябрьская

По мнению специалистов, заселение нашего края удмуртскими племенами началось в II) веке. До этого они обитали в составе финно-угорских племен в Южном Зауралье. Под давлением других многочисленных племен удмуртские вынуждены были отойти на север, а затем проникли в Прикамье, а отсюда стали подниматься вверх, вдоль речки Чепцы.

Самые старинные памятники, обнаруженные в Юкаменском районе у деревень Старый Поркар и Тылыс относятся к III - IX векам, люди здесь поселились примерно 1000-1600 лет назад. В то время они уже пользовались железными орудиями труда, занимались скотоводством и земледелием. В IХ-ХV веках удмурты отдельными или несколькими семьями стали проникать на территорию нашего района и обосновались вдоль рек Убыть, Лема, Лекма. Свое селение удмурты называли Кар. Строили деревянные дома, которые отапливались по-черному.

В 1489 г. вятская земля была присоединена к великому Московскому княжеству и с той поры стала частью Русского государства. Вместе с русским населением этого края в состав Московского княжества вошла и северная (чепецкая) группа удмуртов, проживавших тогда в Хлыновском, Слободском и Котельнической уездах. После разгрома в 1552 году русскими войсками Казанского ханства и присоединения к России южной группы удмуртов появились условия для образования удмуртской народности, ее экономического и культурного развития.

В ХVII веке удмурты жили обособленно от соседнего русского народа, экономические и культурные связи между ними носили еще зачаточный характер. Некоторое оживление было вызвано развитием торгового обмена. Но многосторонние, устойчивые связи стали складываться только в конце ХVIII -начале XIX веков. Поселения русских крестьян вплотную подошли с запада к удмуртским долям в среднем течении Чепцы.

Но массовое проникновение русских на территорию, занятую удмуртами, и непосредственно в удмуртские общины произошло в XIX веке. К концу века не оставалось ни одной волости с чисто удмуртским населением, а большинство селений стало смешанным - удмуртско-русским. Так свела судьба эти два народа, объединила их и навсегда оставила вместе. Еще в конце XVIII века Александр Радищев, проезжавший здесь в далекоеилимское изгнание, говоря о взаимоотношениях русских и удмуртов между собой, отмечал: «Общая судьба, общие заботы и невзгоды, сблизили два народа, породили дружбу и доверие между ними».

По сенатскому Указу 1740 года в Казани учреждается «новокрещенская контора», возглавившая христианизацию населения. В Глазовском уезде этим активно занимался епископ Вениамин, а затем священник Еловской (ныне Ярский район) церкви Федор Ившин. При его содействии открыта Уканская церковь, которая обслуживала прихожан Юмской волости. Христианизация шла очень туго. Дело доходило до публичных расправ с тем же, Ившиным (едва сбежал от возмущенной толпы).

Учитывая такую ситуацию, правительство и духовенство прибегали к тактике «кнута и пряника». По Указу Петра I от 1772 года инородцы, принявшие христианство, так называемые новокрещенные, освобождались на три года от подушной подати. В то же время эти подати, как и рекрутская повинность, перелагались на некрещенных удмуртов. Для новокрещенных была даже отменена смертная казнь за те преступления, за которые она предусматривалась по закону.

По Указу Петра I от 18 декабря 1708 года Русское государство было разделено на восемь губерний. В 1775 г. Екатерина II внесла некоторые изменения в структуру местного управления: число губерний увеличено до пятидесяти, вместо провинций введены уезды.

Сенатским Указом Екатерины II от 11 сентября 1780 года организовано Вятское наместничество, состоявшее из 13 уездов, в том числе Глазовского, куда входила территория и нашего района.

В декабре 1775 года выборные из приходских и вновь крещеных деревень донесли епископу Вятскому и Великопермскому о своих мирских заботах. Они сообщили, что живут от села Уканского, где находится церковь, в семидесяти-восьмидесяти верстах, а весной из-за распутицы и осенью из-за дождей «лишаемы бывают церковного слова». Исходя из выше изложенного, авторы доношения от имени прихожан просили построить новую деревянную церковь у речки Шолшур.

Впоследствии разрешение на строительство было дано. Даже нашлись 1699 душ из 25 окрестных деревень, пожелавших переехать к новому месту жительства. Но потом они разъехались, так как оно оказалось «жительству неспособно: речка малая, да и та вымерзает, а ключей на горе и под горой поблизости не имеется, и колодцы по причине безводной земли равно и могилы по причине каменистой горы копать не можно...» В новом прошении, отправленном в Вятку в декабре 1791 года церковнослужителями, говорится: «Место по нашему усмотрению под строение церкви, для кладбища и под селидьбу священноцерковнослужителям, для огородов и сенных покосов довольное и для жительства самое выгодное, состоящее на Каменном Задильи, лежащее между реками, называемыми Лякмой и Ю, а сверх того и ключ с горы течет...

Того ради Вашего преосвященства покорнейше просим вышеозначенное место у речки Шолшур переменить, а место онаго истребовать нами вышеописанное на Каменном Задильи место, и исходотайствовать на оную землю выпись владенную под названием села Ю-Каменского Богоявленского».

В связи с первым официальным упоминанием названия решением местного самоуправления района 1791 год отмечается как год основания села Юкаменского (15 декабря).

Осложнения получились с божескими кадрами. Уканские церковники рядились, кому принимать службу в юкаменском приходе. Никто не изъявлял особого желания поселиться в новый, но еще на неустроенном месте храм, о чем можно судить по содержанию царского повеления. В нем предлагалось «укансксму дьячку Леонтию Невоструеву и пономарю Ефиму Мышкину, кому из находящихся там причетчиков по жребию выпадет, немедленно выехать в село Юкаменское». Исполняя волю Ее Величества, вятское начальство делает приписку: «Если указанные люди не явятся или откажутся от выезда, то будут лишены мест».

Вся эта религиозная переписка прикрывалась благородной завесой просвещения темных людей. Истинное же, реакционное отношение официальных властей к национальным меньшинствам выразил в описании Глазова и Глазовского уезда некий Резников. В «Вятских губернских Ведомостях», в 1839 году, удмуртов он называет полудиким народом.

В 1876 году были опубликованы «Списки населенных мест Вятской губернии» (по данным 1873 года). Для нас, безусловно, представляет большой интерес материал о деревнях и селах в границах нынешнего Юкаменского района.

Многие из них входили в Юмскую. остальные - в Кычановскую, Ключевскую и Сюрзинскую волости Глазовского уезда. Самой крупной была Юмская с центром в починке Чурашурском. В ней насчитывалось 79 населенных пунктов с числом жителей обоего пола 15097. В Кычановской соответственно 40 и 9578.

Деревень очень мало, все починки, а сел только два: Юкаменское при речке Ю и Ежевское при речке Лекма. В первом насчитывалось 11 дворов (69 жителей), во втором - 42 (486).

Назывались селами, по всей вероятности, из-за наличия в них каменных церквей, а в Ежевском отмечены даже две. В Пышкетском починке в ту пору церковь тоже была (с 1861 года), но деревянная.

Наиболее крупные деревни: Шамардановская - 516 жителей, Починошная - 514, Кычановская (Кычонская) - 464, Ляминская - 316, Кочуковская - 291, Турчинская - 270, Зянбулатовская - 239.

Наиболее крупные починки: Палагайский - 465, Жувамский (Иманаева) при ключе Жуваме - 295, Ешмаковский - 282, Чурашурский - 260. Пышкетский - 255, Унинский - 214.

Самые маленькие: Каменский - 29 (четыре двора), Возжеевский (Вежеевский) - 26 (три двора), Сюрзинский - 12 (один двор).

Абсолютное большинство сел, деревень и починков в упомянутом Списке отнесены к инородческим селениям, потому что в них проживали, в основном, удмурты, кое-где бесермяне, татары. Автор «Кратких очерков уездов Вятской губернии» (Вятка, 1875) Н. Романов свидетельствует: «Наибольшее число татар и бесермян в Кычановской волости, около села Ежевского. Бесермяне не представляют особого инороднического племени, это укоренившаяся помесь татар и вотяков».

Жили наши предки в тесноте и в обиде, большими семьями. Например, в починке Мульлинском в восьми дворах проживали 197 человек, или почти по 25 в каждом, по 20 - в починках Исгошурском, Верх-Сылшурском (Банкушевском), Матвеевском (Деньгопиевском), по 18 - в Палагайском, по 17 - в Ивановском (Пиканы). Надо полагать, счастливыми себя считали те, кому было просторнее: в деревнях Юберовской (Курканной) по 10, Эвсековской (Даас) - по 8, Каменском (Каменное) починке - по 7.

Все известные в Вятской губернии лесопромышленники имели свои дачи на юге Глазовского уезда. Среди них был Максимов. Можно предположить, что от него шло название починка Уаксимовского. ныне деревни Ертем.

Крестьяне выращивали рожь, овес и редко пшеницу. Названный выше автор книги сообщает, что в Карсовайской волости, например, сеют ячмень и овес пополам на одну полосу («ссорицею»), будто бы так лучше тот и другой хлеб родится. Вполне вероятно, что эти культуры тогда сеяли смешанно и в наших деревнях. Сеют их и сейчас, только такие посевы называют «сутолокой».

В материалах по статистике Вятской губернии говорится о посевах и уборке льна. Рассказывается, как это делается: «Выращенный лен связывают в снопы, причем русские вяжут снопы из четырех горстей, вотяки - из шести».

Край наш был темным углом царской России. Сюда с той поры, как в Вятскую губернию стали ссылать прогрессивно настроенных людей, отправляли на поселение неугодных режиму участников демократического движения, различных восстаний.

Близость города Глазова сказывалась и на общественном движении нашей волости. Революционное брожение, начавшееся в России, докатилось и до наших мест. Различные листовки, прокламации, брошюры шли через Парзи, а отсюда в село Юкаменское. Обыски, пусть не частые, но случались в домах деревни Жуки.

А вот еще одно свидетельство о прогрессивной настроенности некоторых представителей интеллигенции.

Крестьянин деревни Вежеевской Ефим Ваганов заподозрил в разбрасывании «крамольные» листовок брата и сестру Сретенских. сына акушерки Сретенской Анатолия и ее дочь - учительницу Зою, о чем доложил в органы, в частности, полковнику жандармерии Масалитинову сообщил, что в Юмском волостном управлении видел листовки под заглавием «Манифест».

А урядник А. Киселев, кроме Сретенских, подозревал еще и учителя Верхолемской школы Евгения Васильевича Шустова, который будто бы, выступая на собрании Юкаменского сельскохозяйственного общества в декабре 1905 года, говорил о том, что крестьяне слишком обременены налогом и податями и что их земля не стоит того, что они заплатили в казну.

Лихорадочно готовятся дела, дознания на агитаторов, следуют аресты, идут следствия. Заточены в тюрьму учителя Шустов; Сретенская, Катаева. Молодая, пылкая Зоя Сретенская вела революционно-просветительскую работу среди Елганской волости. И дома старалась что-то сделать «для подрыва строя». Как доносил, например, пристав Попов, «Софья Конышева, ученица 7 класса, бывшая на святках в починке Вежеевском, встретилась с учительницей Сретенской, которая предложила прочитать книжку «Песни революции». Следствие в конце концов ничего не дало. Кроме дела, связанного с Шустовым. По доносу попа Шкляева в его доме произвели обыск. Около двух лет тянулось следствие. Шустов был обречен на мучительное, голодное существование. Работы не предоставляли, выезд не разрешали. Жил благодаря сестре Татьяне.

В доме Салтыкова, в Ежеве, где жил Шустов, произвели обыск второй раз, когда дело уже было заведено. Кое-что Татьяна Васильевна успела сжечь, а часть листовок затолкала в подушки. Но все же несколько революционных брошюр обнаружили.

Судили учителя в 1909 году. Приговорили к двум годам тюремного заключения. Но лишения, неравная борьба дали о себе знать. Шустов заболел... Дальнейшая его судьба неизвестна.

Октябрь в деревне

1917 год. Февральская буржуазная, а осенью Великая октябрьская социалистическая революция. В Глазове создается Организационный комитет по образованию Советов во всем уезде. Члены этого комитета бывали и в Юкаменской волости.

А в 1918 году, в марте, в Юкаменское прибыл, как тогда говорили, человек из центра. Это был Кондратий Васильевич Невоструев. Бывший балтийский матрос, уроженец деревни Жувам. В здании, отведенном для работы будущего аппарата волостного исполкома, его ждали двое:
- Рады видеть на родной земле, - поднялся навстречу старший милиционер Степан Николаевич Миклин и представил товарища: Михаил Константинович Ситников, помощник агронома.

На организационном собрании волостного Совета крестьянских депутатов Кондратия Васильевича Невоструева избрали председателем исполкома. Теперь Миклин и Ситников приходили к нему, как к руководителю волости. Они не раз еще соберутся вместе после напряженных поездок по деревням, будут подолгу при свете керосиновой лампы обсуждать прожитый день и перспективу.

Однажды, когда все трое собрались на очередную планерку, в комнату вошел высокий молодой мужчина. Все узнали начальника продотряда. Тусклый свет оттенял тревогу на его лице.

- Шаклеин? - удивился Кондратий Васильевич. - Что случилось?

- Пока ничего, но может случиться. Мы изъяли немало припрятанного хлеба. Кулаки открыто угрожают. В соседней Святогорской волости вспыхнуло восстание.

- Надо что-то делать, - встревожился Миклин. - Нельзя допустить, чтобы мятеж перекинулся на наши селения.

На другой день, 11 августа, на школьном дворе организовали собрание граждан волости по вопросу о святогорском восстании. Присутствовало не менее тысячи представителей. По составу, чувствовалось, среди съехавшихся немало противников новых порядков.

Кондратий Васильевич выступил не один раз. Дважды брал слово учитель Филипп Макарович Саламатов.

- Партия большевиков. Ленин все помыслы направляют на улучшение жизни трудящихся. Первые декреты Советской власти – это декреты о мире и земле. Разве они не говорят вам о вашем будущем?

Толпа загудела. Начались споры. Уловив колебания собравшихся, председатель волостного Совета поставил вопрос ребром:
- Кто за Советскую власть, становитесь налево, а кто за святогорское восстание - направо.

Непродолжительная пауза. Все стихло, как по команде. Наконец, толпа снова зашевелилась, пришла в движение. Люди стали расходиться по сторонам. Через десять минут на правой стороне никого не осталось.

Весной 1919 года на юкаменскую землю вступили отборные части армии Колчака. Против них сражались бойцы 29-й стрелковой дивизии. В оперативной сводке 3-й армии Восточного фронта от 6 мая говорилось, что ее 3-я бригада заняла деревню Ешмаково, части под натиском противника отошли от деревни Палагай в район деревень Починки и Татарские Ключи. «Минувшей ночью части 256-го полка 2-й бригады вели наступление в общем направлении на Глазов, но успеха не имели. С рассветом настоящего дня противник на участке указанного полка перешел в контрнаступление. Бой продолжается. Вчера около 21 часа противник, перейдя в наступление, занял село Пышкет. Дальнейшее наступление противника остановлено частями 353-го полка 1 бригады».

Противника не только остановили, но и освободили от него всю Удмуртию. О событиях тех дней юкаменцам напоминает обелиск в райцентре.

...Стояла весна 1919 года. Таял снег, бежали ручьи. В раоне Святогорья командиром 2-го батальона 266 полка имени Малышева, который очищал уральскую землю от колчаковцев, назначили Василия Николаевича Родионова. Но новый командир заболел воспалением легких, и вскоре скончался. Похоронили его в Юкаменском с воинскими почестями.

Однако, похоронен он здесь не один. В полковой газете «Красный набат» 29 стрелковой дивизии 3 армии Восточного фронта был корреспондент комсомолец Герман Быков. Ему часто приходилось выезжать на места боевых событий за сбором материалов.

Весной 1919 года Герман поехал в очередную командировку и возле Песковского завода был убит в бою с белогвардейцами. По просьбе его брата Павла Быкова, командира полка имени Малышева, тело корреспондента-комсомольца предали юкаменской земле. Было это вскоре после похорон Василия Родионова.

Кстати, памятник был установлен в центре же, но в другом месте, а когда снесли церковь, могилу перенесли на нынешнее (в Мемориальном комплексе).

Памятник был деревянный, потом соорудили из кирпича. А перенесли в связи с тем, что на углу поставили большое двухэтажное здание, в котором разместились местные органы власти.

Взятую в свои руки власть требовалось закрепить на местах, что и делали партийные ячейки. Такая ячейка ВКП(б) волостного уровня возникла 6 июля 1919 года в селе Юкаменском. Ее возглавили сначала Михаил Константинович Ситников, а затем старший милиционер Степан Николаевич Миклин. А 8 ноября того же года группа коммунистов и сочувствующих им создала ячейку в Малом Вениже с Заки Гарифовичем Абашевым во главе. Потом они появились в Ежеве и Пышкете.

Партийцы вели большую разъяснительную работу среди населения, создавали актив, организовывали молодежь. Инструктор И.Кринкин, приезжавший в волость с проверкой, в своем отчете сообщал, что в волости создан союз коммунистической молодежи, в который записались 25 человек. «Население в Юкаменске, - пишет он, - сознательное и на стороне Советской власти». А в докладе Укому агитатор Серии пишет о том, что в волости в честь второй годовщины Октябрьской революции проходит партийная неделя. В праздник состоялся митинг, на котором участвовали молодежь, школьники, примерно 600 человек. Вечером поставили спектакль, куда явились и пожилые граждане.

Инструктор Укома Данилов Д. после месячной работы в волости рекомендовал партийной ячейке всячески способствовать переходу к новым формам землепользования. Он выразил неудовлетворенность состоянием дел в Юкаменской школе III ступени. Учитель Аменицкий, по его мнению, не на месте, так как советует комсомольцам: «Бросьте комсомол и будете лучше учиться». Отношение к удмуртам пренебрежительное, но привитое (со слов учащихся). Инструктор рекомендовал парт ячейке готовить актив из бедноты.

Материалы совещаний, собраний в волости, в уезде свидетельствуют о том, что члены партии, беспартийные активисты, руководители всегда принципиально ставили вопросы развития деревни, активно участвовали вместе с беднейшим крестьянством в переустройстве жизни...

Однако существовавшее в то время административно-хозяйственное деление на уезды и волости уже не отвечало новой политической и экономической ситуации. С целью усилить руководство хозяйственным строительством VII Областной съезд Советов принял решение об организации сельских районов. Такое постановление принял Президиум ВЦИК 15 июля 1929 года.

Юкаменский район образован из сельсоветов Юкаменской. Ежевской и Курьинской волостей Глазовского уезда в составе 17 сельсоветов (Бадеринского, Брагинского, Ежевского, Ертемского, Жувамского, Камковского, Кельдыковского, Курьинского, Палагинского, Поломского, Починочного, Пышкетского, Селеговского, Тарсаковского, Унинского, Шамарданевского, Юкаменского). В 1929 году на территории Юкаменского района насчитывалось 188 населенных пунктов, в которых проживало 35870 человек. Наиболее населенным был Селеговский сельсовет - 541.

Из воспоминаний Ивана Ивановича Карачева. Заслуженного агронома РСФСР, работавшего в районе с 1928 по 1932 год:
- В 1929 году началось массовое движение за переход к коллективной форме ведения сельского хозяйства. Крестьяне убедились в выгодности повышения агрономической культуры, но применить на полях весь комплекс было не под силу единоличному хозяйству.

В этот период были допущены ошибки и перегибы. В частности, вместо организации колхоза в каждой деревне, создали один во всем районе.

Воспользовавшись такими перегибами, кулачество и попы в базарный день организовали бунт с целью разгрома районных учреждений и актива. Специально подготовленные люди ворвались в здание церкви, где размещался исполком со всеми отделами, и требовали немедленного открытия церкви, закрытой в начале января. Требовали выдачи им представителей обкома партии и районных руководителей под видом «ареста».

Большую роль в усмирении бунта сыграл старший бригады обкома партии Ерашов. Он своевременно собрал всех коммунистов, комсомольцев и руководящих работников района и на базарной площади организовал дружину. В течение четырех часов настойчиво разъяснял собравшимся задачи партии по коллективизации и разоблачал гнусную роль организаторов мятежа, несмотря на угрозы, оскорбления и даже удары камнями.

Весна следующего 1930 года прошла организованно. Урожай получили значительно выше, чем в единоличных хозяйствах, - Заключает Карачев.

В тридцатые годы в деревне Чурашур действовала артель «Работник», которая занималась производством валяной обуви и бакалейной торговлей. Всего в артели работало 18 человек, из них 13 – инвалиды. Только за первый квартал 1930 года они изготовили 308 пар валенок.

В отчете районного земельного отдела за 1929-30 годы содержатся такие сведения: всех колхозов – 60, в том числе коммун – 4; имелось: лошадей – рабочих – 7300, коров – 7900, свиней – 14700, доставлено на места 1755 плугов, борон зиг-зиг – 52, сеялок – 106, сенокосилок – 7, жаток – 43, молотилок – 427, веялок – 40, сортировок – 29.

Первые колхозы, первые успехи. Но надо не только работать, надо учиться. И сотни умеющих читать и писать отправляются в поход на безграмотность.

1936 год.

Газета «Ударник» писала: «Культармеей Кыченовского колхоза Тарсаковского сельсовета товарищ Сунцов Федор Егорович по-большевистски взялся за ликвидацию безграмотности. Он ежедневно проводил занятия по три часа. Посещаемость учеников стопроцентная».

Энтузиазм велик. Советский человек работает и учиться. «Не успокаиваемся достигнутым, - пишут в «Ударнике» Малика Салиха Араслановы из Шафеева, - хорошо работаем на вязке снопов. Норма 400, а мы связываем 480-520. Решили выходить на рботу в 2-3 часа и возвращаться только 10-11 часов вечера. Норму старались выполнять на 215 процентов. За нами идут комсомолки Таифа, Имизихан, Галлия, Ефарбика Араслановы».

Еще одна заметка в районной газете за 1937 год. Селькор пишет:
«Драматический кружок под руководством Арасланова Хахимзяна 6 ноября покажет односельчанам пьесу на татарском языке «Огонь». 7 ноября состоится праздничный концерт, в котором будут участвовать лучшие колхозные декламаторы, танцоры, шумовой оркестр. Правление готовит к этому дню угощения. В гости будут приглашены стахановки и стахановцы из ближних колхозов.

В честь праздника проведен общий субботник, на физкультурную площадку и улицы высажено более 400 деревьев и кустарников. В украшенном Шафеевском клубе будет прочитана лекция на тему «20 лет свободной жизни».