Библиотека им. В.М.Азина Центр удмуртской культуры и краеведческой литературы г.Ижевска
Сделать стартовойПоставить закладкуНаписать письмоРаспечатать страницу
О нас Проекты Творчество Первая публикация Экологическая страница Краеведческие заметки Виртуальные выставки Финноугорские народы России Наши мероприятия Полезные ресурсы Контакты Карта сайта  

Главная » Краеведение » Интересные люди Удмуртии » Краеведение » Раритетные издания » Очерки истории Удмуртской АССР. Том 2.: Период мирного развития революции

Раритетные издания

Очерки истории Удмуртской АССР. Том 2.

Глава
"Удмуртия в период подготовки и проведения Великой Октябрьской социалистической революции"
(апрель 1917 — июль 1918 гг.)

см. также: Содержание Удмуртия в период подготовки и проведения Великой Октябрьской социалистической революции (апрель 1917 — июль 1918 гг.): Социально-экономическое положение Удмуртии после свержения царизма Период мирного развития революции

Период мирного развития революции

Февральская революция не разрушила царскую государственную машину. Она была лишь незначительно изменена и приспособлена к новым условиям. Вместо губернаторов и исправников в губернские и уездные центры Временное правительство назначило комиссаров из представителей земских управ или городских дум. Им передавались все права, которыми пользовались губернаторы и исправники.

Возник также ряд общественных организаций. Так, в городах, заводских поселках и некоторых волостях в марте-апреле 1917 года были созданы комитеты общественной безопасности (некоторые из них назывались комитетами общественных организаций).

По своему социальному составу, направлению и характеру деятельности они являлись далеко не одинаковыми. Например, комитет общественной безопасности в Ижевске организовали по решению Совета и состав его также утверждался Советом. В него вошли представители исполкома Совета, работники технических отделов завода и заводоуправления, торговцы, земские деятели и фабриканты. Сарапульский уездный комитет общественной безопасности состоял большей частью из капиталистов. Первоначально его возглавлял бывший городской голова фабрикант В. Ф. Пешехонов. С учреждением должности уездного комиссара Временного правительства он стал председательствовать в комитете. Комитет общественных организаций в Воткинске возглавлял член исполкома Совета рабочий И. П. Холмогоров. В его состав, кроме рабочих, входили представители заводской администрации, инженерно-технического отдела завода, учителя, торговцы и земские деятели. Глазовский уездный комитет общественных организаций состоял из пяти представителей Совета крестьянских депутатов, пяти представителей гарнизона, пяти рабочих, четырех - от социалистических партий. Комитет общественной безопасности в Шарканской волости создал земский деятель учитель А. 3. Ларионов. В его состав вошли волостной старшина, волостной писарь, начальник почты, учителя.

Комитеты общественной безопасности под давлением рабочих осуществили ряд положительных мер: арестовали некоторых представителей старой администрации, разоружили полицию и создали выборную милицию, следили за общественным порядком и т. п. Однако буржуазно-реакционные элементы вскоре полностью овладели этими организациями, превратив их в придаток Временного правительства. Последнее же, опираясь в своей деятельности на земства и городские думы, распоряжением от 5 июля 1917 года уведомило о ликвидации городских комитетов общественной безопасности с момента конструирования новых городских дум и образования волостных земских управ.

В этот первый период революции, как указывал В. И. Ленин, «... в силу чрезвычайно оригинальной исторической ситуации слились вместе, и замечательно «дружно» слились, совершенно различные потоки, совершенно разнородные классовые интересы, совершенно противоположные политические и социальные стремления».

Разношерстные по своему классовому составу и партийности комитеты общественной безопасности никогда не были органами Временного правительства, хотя существовали параллельно с ними и в большинстве случаев поддерживали политику Временного правительства. Это являлось следствием того, что на первом этапе революции, опьяненные победой рабочие, крестьяне и солдаты, создавшие свои Советы, на время объединились с буржуазными элементами. Но размежевание классовых сил произошло довольно быстро, чему в значительной мере способствовало укрепление большевистских организаций. В ходе революции творчество масс создало органы революционно-демократической диктатуры рабочего класса и крестьянства - Советы. Они опирались на безусловное большинство трудящихся, поддерживались ими, являлись реальной властью в стране. Через Советы можно было мирным путем перейти от буржуазно-демократической революции к революции социалистической. Нужно было завоевать массы, разоблачая реакционную сущность Временного правительства и соглашательских партий меньшевиков и эсеров, засевших в Советах.

В Удмуртии рабоче-крестьянские и крестьянские Советы возникли в марте-апреле 1917 года. В начале апреля активно действовали Советы в Ижевске, Воткинске, Сюгинске, Камбарке, Глазове, Сарапуле и в других местах.

По требованию и при активном участии рабочих, солдат и крестьян, по предложению депутатов-большевиков Советы провели некоторые революционные мероприятия. Так, Сарапульский Совет 9 апреля решил ввести на всех предприятиях города восьмичасовой рабочий день без уменьшения заработной платы. Такие же постановления приняли Ижевский, Глазовский, Воткинский, Сюгинский и некоторые другие Советы.

По требованию большевиков Ижевский Совет привлек на помощь продовольственной комиссии исполкома рабочих, которые вскрывали факты спекуляции со стороны местных торговцев, скрытия ими товаров первой необходимости и т. д. Глазовский Совет по настоянию большевиков проводил обыски у местных заводчиков, купцов и других эксплуататорских элементов, чтобы изъять у них продовольственные запасы и раздать их голодающим.

Советы взяли в свои руки организацию рабочей милиции.

По требованию рабочих Ижевский и Воткинский Советы отстранили от работы ряд представителей администрации на казенных заводах.

Советы могли бы сделать больше, провести более радикальные революционные меры по выкорчевыванию прежних социальных порядков, если бы не засилие в них меньшевиков, эсеров, анархистов, кадетов и прочих буржуазных элементов. Соглашатели, как агенты буржуазии в рабочем движении, тормозили дальнейший рост революционного движения масс, пытались ликвидировать то, что они уже завоевали в ходе революции.

Так, эсеро-меньшевистский исполком Ижевского Совета освободил арестованных в начале марта 1917 года представителей заводской администрации, отменил свое решение об установлении восьмичасового рабочего дня и призвал рабочих оказывать всемерную помощь Временному правительству в проведении его внешней и внутренней политики. Воткинский Совет в апреле призвал рабочих «воздерживаться от каких бы то ни было устранений администрации». Таким образом, хозяйничание меньшевиков и эсеров в Советах Удмуртии, как и по всей России, привело к тому, что они из органов революционно-демократической диктатуры пролетариата и крестьянства начали превращаться в бессильные придатки буржуазного Временного правительства.

Создавшееся положение в Советах объясняло и то обстоятельство, что на территории Удмуртии в начале 1917 года отсутствовали самостоятельные большевистские организации. Большевики находились в объединенных с меньшевиками организациях. Многие руководители большевиков (Е. А. Бабушкин, И. Д. Пастухов, В. А. Шумайлов, В. С. Жечев, С. И. Холмогоров, В. А. Дрокин и другие) томились в ссылке или тюрьмах.

После Февральской революции партия встретилась с таким едким в истории положением, как двоевластие. В новых условиях некоторые большевистские комитеты и ряд видных членов партии заняли неправильную позицию по отношению к Временному правительству. Они призывали установить «контроль масс» за его деятельностью.

Лишь В. И. Ленин, вернувшийся в Россию в начале апреля 1917 года, смог в условиях крутого поворота событий быстро разобраться в сложной обстановке, дать ориентировку партии, дать новый стратегический план борьбы, безошибочно указать трудящимся их ближайшую цель. Программу борьбы за ликвидацию империализма и установление диктатуры пролетариата В. И. Ленин изложил в знаменитых «Апрельских» тезисах.

VII Всероссийская (Апрельская) конференция, исходя из указаний В. И. Ленина, нацелила партию и рабочий класс на борьбу за переход от революции буржуазно-демократической к революции социалистической, выдвинув лозунг «Вся власть Советам!».

Руководствуясь решениями конференции и «Апрельскими» тезисами В. И. Ленина, большевики Удмуртии, как и вся партия, развернули работу по революционной мобилизации широких рабочих, крестьянских и солдатских масс, по завоеванию их на свою сторону, по изоляции мелкобуржуазных партий меньшевиков и эсеров.

Огромное значение для улучшения работы большевиков Удмуртии имел приезд в Екатеринбург выдающегося деятеля нашей партии Я. М. Свердлова, направленного на Урал для укрепления областной партийной организации и упрочения ее связи с центром. Я. М. Свердлов возглавил работу по оживлению деятельности старых и по созданию новых партийных организаций. Уже в середине апреля на Урале возникло свыше 30 новых партийных организаций, а количество членов партии увеличилось в несколько десятков раз.

К середине мая Ижевская организация выросла до 2,5 тысячи человек. Такой быстрый рост ее шел главным образом за счет тех слоев рабочих, которых подняла к политической жизни революция. Они еще слабо разбирались в создавшейся обстановке, в политике различных классов и партий. Поэтому не случайно, что большая часть их оказалась настроенной оборончески и поддерживала меньшевиков. Вскоре из ссылок и тюрем вернулись активные члены Ижевской парторганизации, и работа ее оживилась.

В начале мая большевики Ижевска поставили перед объединенным комитетом вопрос о созыве общего партийного собрания для определения отношения организации к важнейшим вопросам революции. Оно проходило 13 мая. Большевики выступили с разъяснением решений Апрельской конференции, курса партии на перерастание буржуазно-демократической революции в социалистическую. Но засилие меньшевиков и колебание преобладающей части участников собрания привели к тому, что по обсужденным вопросам оказались приняты соглашательские резолюции. В них одобрялись деятельность Временного правительства и участвующих в нем социалистов, продолжение империалистической войны, создание выборного блока с эсерами; решение земельного вопроса откладывалось до Учредительного собрания, самовольные захваты частновладельческих земель запрещались; отрицалась необходимость создания Красной гвардии.

Половина присутствующих воздержалась от голосования.

Большевики заявили о несогласии с этими соглашательскими решениями и вышли из объединенной организации, исправив тем самым допущенную ошибку. Их в это время насчитывалось несколько десятков человек.

На состоявшемся 26 июня собрании большевики избрали партийный комитет. В него вошли - Е. А. Бабушкин, В. А. Дрокин, В. С. Жечев, И. Д. Пастухов (председатель), В. Л. Сергеев, И. И. Шалашов, В. А. Шумайлов. В организации насчитывалось уже 500 членов.

В Глазове численность пролетариата была невелика. Тем не менее здесь имелась довольно сильная большевистская организация. Ее ядро составляли солдаты и офицеры 154 запасного пехотного полка (М. В. Драгунов, Д. Е. Сулимов), рабочие-железнодорожники (Г. Я. Шубин, А. В. Малых) и возвратившиеся на родину студенты петроградских вузов (И. В. Попов, Н. Я. Шубин, А. Н. Злобин, Н, А. Аммосов, А. Р. Казаринов). Возглавлял организацию И. В. Попов. Группой военных большевиков руководили М. В. Драгунов и Д. Е. Сулимов.

Глазовская большевистская организация не допустила организационного объединения с меньшевиками-оборонцами и твердо проводила ленинскую линию по важнейшим вопросам революции.

Социал-демократическая организация Воткинского завода оставалась объединенной и в основном стояла на оборонческих позициях. Меньшевики захватили руководство ею и в мае вошли в соглашение с эсерами.

Под руководством большевиков на всех промышленных предприятиях Удмуртии начали создаваться профсоюзы. В Ижевске в марте-мае возникли союзы металлистов, торгово-промышленных служащих, техников, аптечных работников, учителей; в Сарапуле - рабочих кожевенных заводов, кустарей-сапожников, городских служащих, приказчиков, учителей; в Воткинске - металлистов, служащих государственных и общественных учреждений, учителей и т. д.

Создание профсоюзов и фабзавкомов проходило в острой борьбе с меньшевиками и эсерами, которые стремились совлечь профессиональное движение с революционного пути на путь соглашательства с буржуазией.

Большевики выступали за крупные профсоюзы, построенные по производственному принципу. По их инициативе в Воткинске, например, была создана специальная комиссия, которая обратилась к рабочим с призывом не распылять силы, а сплотиться для защиты своих интересов в один крупный союз. «Главная цель объединения,- говорилось в обращении,- борьба с капиталом».

Меньшевики и эсеры, подражая западно-европейским оппортунистам, ратовали за образование профсоюзов по узко профессиональному принципу. Они вели дело к расколу рабочего класса, добиваясь организации мелких профсоюзов, которые занимались бы чисто экономическими вопросами и стояли в стороне от политической борьбы.

Недостаточная сознательность и организованность масс привели к тому, что у руководства большинства профсоюзов Удмуртии оказались соглашатели. Так, правление Вожинского горнозаводского союза вместо защиты интересов рабочих поставило задачу примирить их с администрацией и частными владельцами. Ссылаясь на условия военного времени, оно считало предъявление рабочими экономических требований «преждевременным» и рекомендовало предоставлять им отпуска лишь при «крайней необходимости».

Но эсеро-меньшевистское руководство не выражало стремлений широких масс рядовых членов профсоюзов. На многих предприятиях возглавляемые большевиками фабзавкомы осуществляли контроль над производством и распределением продуктов, боролись с разрухой и дезорганизацией производства. Контроль над производством по требованию большевиков установил общезаводской комитет Союза металлистов на Ижевском казенном заводе.

Выдвинутый В. И. Лениным лозунг «Вся власть Советам!» на данном этапе означал курс партии на мирное развитие революции. Советы располагали фактической властью: они пользовались поддержкой и сочувствием вооруженных рабочих, солдат и крестьян, они имели возможность мирно устранить Временное правительство, ликвидировать двоевластие и сосредоточить власть в своих руках. Руководствуясь ленинскими указаниями, большевики Удмуртии стремились завоевать на свою сторону Советы, высвободить их из-под влияния соглашателей.

Под воздействием большевиков еще в конце марта рабочие Ижевска потребовали перевыборов Совета, заявив, что в результате недостаточной демократичности выборов в него попало много работников администрации. Более того, председателя Совета меньшевика Ф. С. Мерзлякова Вятский Совет арестовал как провокатора и агента царской охранки.

Выборы в Совет проводились в недельный срок путем всеобщего, равноправного и тайного голосования. Рабочие казенных заводов и частных предприятий, достигшие 20 лет, от 200 человек избирали по одному депутату. Заведующие производствами, их помощники и администрация завода лишались права голоса. Прошли также выборы делегатов от солдат и крестьян.

В результате перевыборов большевики несколько укрепили свои позиции в Совете. Но эсеры и меньшевики сохранили свое преобладающее влияние. Из 35 членов исполкома оказалось 12 эсеров, 6 представителей «крестьянского союза» (тоже эсеры), 5 представителей солдат и 12 социал-демократов. Председателем Совета избрали эсера П. А. Барышникова, делегатами на I Всероссийский съезд Советов - меньшевика А. И. Сосулина и эсера Ожегова.

Внутри Советов большевики выступали за передачу всей власти в стране в руки Советов, за прекращение войны, за конфискацию помещичьих земель и передачу всех земель в руки крестьянских комитетов и т. д. Отвергая эти предложения, соглашатели разоблачали свою контрреволюционную сущность.

Также происходило и тогда, когда большевики выступали с требованиями улучшения материально-бытовых условий жизни трудящихся, сокращения рабочего дня, увеличения заработной платы и т. д. Например, на заседании Ижевского Совета большевистская фракция внесла резолюцию протеста против распоряжения Временного правительства о запрещении отпусков рабочим. Отказ эсеро-меньшевистского большинства принять это предложение вызвал возмущение всего коллектива завода.

Последовательная политика большевиков, направленная на защиту интересов рабочих и крестьян, постепенно ослабляла эсеро-меньшевистское воздействие на массы, усиливала большевистское влияние в Советах.

Большевики проводили огромную работу среди трудящихся крестьян. Но в первый период революции среди крестьянства довольно большим влиянием пользовались эсеры и буржуазные националисты. Это видно хотя бы из того, что возникшие после свержения самодержавия ячейки Всероссийского крестьянского союза в большинстве волостей приняли эсеровскую программу.

Под воздействием большевиков промышленных центров в мае-июне 1917 года в Удмуртии прошло преобразование ячеек Всероссийского крестьянского союза в Советы крестьянских депутатов. Во второй половине мая 1917 года по инициативе большевиков при Глазовском Совете был образован организационный комитет для создания в уезде Советов и подготовки первого уездного съезда. Члены комитета большевики И. В. Потов, И. Я. Шубин, Г. Я. Шубин и другие выехали в волости уезда для оказания практической помощи крестьянам по организации Советов. Советы были созданы в Пудемском, Песковском, Залазнинском, Омутнинском заводах, в Святицкой, Балахнинской, Юкаменской, Ключевской и других волостях.

Ареной упорной борьбы за влияние в массах крестьянства стали уездные крестьянские съезды, проходившие в мае 1917 года. Большевики, выступая на них, разъясняли политику партии по основным вопросам революции, разоблачали контрреволюционную сущность Временного правительства и соглашательских партий, призывали беднейшее крестьянство сплотиться с рабочим классом и создавать объединенные Советы рабочих, солдатских и крестьянских депутатов.

Так, крестьянский съезд Глазовского уезда, проходивший 14-17 мая, потребовал уничтожить частную собственность на землю, превратить ее в общенародное достояние и передать без всякого выкупа в пользование тех, кто обрабатывает ее личным трудом.

Большевики одержали на съезде победу также по вопросу о создании объединенного Совета рабочих и крестьянских депутатов. По их предложению прошло решение созвать в июне первый уездный съезд рабочих, солдатских и крестьянских депутатов для образования объединенного Совета. Несмотря на яростные протесты эсеров, съезд проголосовал и за разработанную большевиками инструкцию. В ней указывалось на необходимость объединения крестьянских и рабочих Советов.

Первый уездный съезд Советов рабочих, солдатских и крестьянских депутатов начался 20 июня 1917 года в Глазове. Присутствовало 13 представителей от предприятий, 47-от солдат и 116-от деревень.

Большевики использовали трибуну съезда для пропаганды против Временного правительства, меньшевиков и эсеров. Под их влиянием съезд потребовал немедленного упразднения контрреволюционных Государственной Думы и Государственного Совета, законодательного введения восьмичасового рабочего дня, отмены частной собственности на землю и превращения ее в общенародное достояние, принятия решительных мер по борьбе с разрухой.

Съезд заявил, что Глазовский Совет есть общественно-политическая революционная организация, объединяющая в пределах уезда всех рабочих, солдат и крестьян.

Однако преобладание на съезде крестьян, среди которых имелось немало зажиточных, привело к тому, что по ряду важнейших вопросов были приняты соглашательские решения. Съезд высказался за продолжение войны, считая, что после свержения самодержавия она приняла оборонительный характер; он запретил самовольные захваты частновладельческих земель до созыва Учредительного собрания.

Съезд избрал исполком уездного Совета, в который вошли три представителя от рабочих, шесть - от гарнизона, восемь – от крестьян, по одному - от социалистических партий и кооперативов. Председателем исполкома избрали поддерживающего большевиков прапорщика А. И. Шульца, секретарем – большевика А. Н. Злобина, председателем солдатской секции – большевика М. В. Драгунова. В состав исполкома вошли большевики И. В. Попов, Н. Я. Шубин, В. А. Аммосов. Делегатом на первый Всероссийский съезд Советов избрали руководителя Глазовской большевистской организации И. В. Попова. Это свидетельствовало о громадном авторитете большевистской организации среди трудящихся.

Широко использовали съездовские трибуны большевики Ижевска. На проходившем в Сарапуле в середине июня окружном съезде Советов рабочих и солдатских депутатов Юго-Камского района В. А. Дрокин выступил с критикой антинародной политики Временного правительства и потребовал передать всю полноту власти Советам. По предложению большевиков съезд объединился с Сарапульским уездным крестьянским съездом. Дальнейшая работа продолжалась совместно.

Большевики Елабуги на проходившем в июне крестьянском съезде также добились создания объединенного уездного Совета рабочих, солдатских и крестьянских депутатов. 20 июля Ижевский Совет рабочих и солдатских депутатов принял постановление о слиянии с Советом крестьянских депутатов.

Победа большевиков Ижевска, Глазова, Елабуги в образовании объединенных Советов рабочих, солдатских и крестьянских депутатов имела большое значение для укрепления союза рабочего класса с деревенской беднотой, для политического воспитания крестьянских масс, для более тесного объединения удмуртских и русских рабочих и крестьян.

Борясь за массы, большевики Удмуртии обращали особое внимание на разоблачение империалистической политики Временного правительства в вопросах войны. Прекращение грабительской войны, как указывал В. И. Ленин, являлось вопросом жизни и смерти десятков миллионов людей.

В первые месяцы революции под влиянием тлетворной агитации меньшевиков и эсеров значительная часть рабочих и крестьян высказывалась за продолжение войны, наивно полагая, что после свержения самодержавия она ведется ради защиты отечества. Таких людей В. И. Ленин называл «добросовестно заблуждающимися оборонцами». Требовалось открыть им глаза.

Большевики Удмуртии, особенно Ижевска и Глазова, настойчиво и терпеливо разъясняли массам захватнический характер войны. Они призывали рабочих отказываться от подписки на «заем свободы», а крестьян - не давать хлеба и скота на продолжение грабительской войны. И это принесло свои результаты. Хотя и медленно, но неуклонно шло прозрение масс. Из Ижевска уже в середине марта сообщали, что на манифестациях все чаще раздаются крики: «Долой войну! Протянем руку германскому народу!» На первомайских демонстрациях в Ижевске, Воткинске, Сарапуле, Глазове и в других местах демонстранты несли лозунги «Долой империалистическую войну!» Газета «Кама» 27 апреля с сокрушением отмечала, что распространение «займа свободы» в уезде дает «весьма печальные результаты». Об этом же сообщалось из Алнашской волости Елабужского уезда.

Крестьяне Бурановской волости Сарапульского уезда отказались сдавать скот для армии. Сюда из Сарапула направили вооруженную команду. На крестьянском съезде Сарапульского уезда делегации Петропавловской, Дебесской и некоторых других волостей потребовали немедленного прекращения войны. Крестьяне Дебесской волости сожгли мельницу товарищества «Крупа», которая поставляла муку для армии.

Но выступления против войны в этот период являлись единичными, случайными. Настроения «революционного оборончества» оставались довольно сильными.

Большое внимание уделяли большевики разоблачению аграрной политики Временного правительства и эсеров.

Временное правительство еще в апреле 1917 года приняло решение о создании земельных комитетов, в основе которого, по словам В. И. Ленина, лежала кадетская идея добровольного соглашения крестьян и помещиков.

Эсеры в Удмуртии сразу же солидаризировались с Временным правительством. Они возглавили земельные комитеты, выпустили листовки и воззвания, в которых обещали крестьянам удовлетворить их требования, но только после созыва Учредительного собрания. Они призывали крестьян прекратить самовольные захваты помещичьих и кулацких земель. Их демагогия имела определенный успех, значительная часть крестьян еще шла за ними.

Борьбу большевиков за массы серьезно осложняла деятельность удмуртских буржуазных националистов, значительно активизировавшихся после свержения самодержавия.

национального вопроса, в мае 1917 года в Казани состоялся съезд нерусских народностей Поволжья. Его возглавила татарская буржуазия, стремившаяся создать обширное мусульманское государство. Присутствовали здесь удмуртские буржуазные националисты. Они образовали «вотскую секцию».

Съезд, рассматривая вопрос о форме национального устройства. выдвинул идею создания культурно-национальной автономии народностей Поволжья.

После этого съезда удмуртская буржуазная интеллигенция создала в июне 1917 года свои националистические организации: «Глазовское культурно-просветительное общество вотяков» и «Инородческое бюро». Во главе их встали священники и эсеровски настроенные учителя.

В середине июня в Глазове состоялся первый уездный «делегатский» съезд удмуртов. На него съехались главным образом представители буржуазной интеллигенции и кулачества. Съезд высказался за безусловную поддержку Временного правительства, назвав его правительством «спасения революции», одобрил продолжение империалистической войны, запретил самовольный захват земли трудящимися крестьянами; в воззвании к удмуртскому народу призвал поддерживать Временное правительство, материально помогать армии, развернуть подготовительную работу по образованию «культурно-национальной автономии».

Через месяц состоялся второй уездный «делегатский» съезд удмуртов, который принял подобные же решения.

Буржуазные националисты издавали в Вятке под редакцией священника Глезденева газету «Войнаысь ивор» («Вести с войны»), а в Елабуге выходила эсеровско-националистическая газета «Выль син» («Новое око»). Эти изданьица обливали грязью большевиков, ратовали за поддержку Временного правительства.

Борясь за перерастание буржуазно-демократической революции в социалистическую, Коммунистическая партия вела неустанную работу среди нерусских народов.

Всероссийская Апрельская конференция обсудила национальный вопрос и приняла соответствующее решение. В нем определялась задача объединения трудящихся масс всех национальностей под знаменем пролетариата: «Интересы рабочего класса требуют слияния рабочих всех национальностей России в единых пролетарских организациях, политических, профессиональных, кооперативно-просветительных и т. д. Только такое слияние в единых организациях рабочих различных национальностей даст возможность пролетариату вести победоносную борьбу с международным капиталом и буржуазным национализмом».

Решения VII (Апрельской) Всероссийской конференции для большевиков Удмуртии стали руководством к действию по работе среди удмуртского крестьянства, по высвобождению его из-под влияния эсеров и буржуазных националистов.

Однако здесь имелся ряд трудностей: ощущался острейший недостаток партийных агитаторов, знающих удмуртский язык, отсутствовала большевистская печать на национальном языке; тормозил развертывание политической работы низкий уровень грамотности и вообще культуры удмуртского населения. Выходом в этих условиях являлось привлечение на свою сторону учащихся и студенческой молодежи, знающей удмуртский язык.

В Глазовской учительской семинарии еще с 1916 года действовала ученическая организация «Самопомощь», состоящая из демократической части учащихся, - детей крестьян и разночинной интеллигенции. Она являлась узко профессиоиальной и занималась вопросами улучшения быта семинаристов. В ее рядах имелись удмурты.

Большевики Глазова обратили внимание на «Самопомощь» и развернули среди ее членов пропаганду марксистской литературы.

Вскоре в семинарии возникло бюро сочувствующих РСДРП. В каникулярное время семинаристы разъезжались по своим деревням. Партийный комитет давал им специальные задания, литературу по злободневным вопросам революции и большевистские газеты. Учащиеся читали их среди своих земляков, переводя на удмуртский язык.

В летнее время на каникулы приезжали также студенты-удмурты Казанского университета. Среди них имелись большевики. Особенно много для приобщения удмуртского трудового крестьянства к идеям большевизма сделал И. Н. Волков, студент Казанского университета, видный работник Казанской большевистской организации. Он являлся делегатом от Казани на VII Всероссийской конференции большевиков.

В июне 1917 года И. Н. Волков с группой студентов-большевиков приезжал в Глазовский уезд. На заседании Глазовского исполкома РС и КД он выступил с докладом по аграрному вопросу в свете решений Апрельской конференции. Этот же доклад потом читал на удмуртском языке крестьянам Балезинской, Кезской, Гординской и ряда других волостей.

Среди солдат-удмуртов Вятского гарнизона и крестьян Ярской, Уканской волостей большую пропагандистскую работу на удмуртском языке вел С. П. Барышников.

В октябре 1917 года по направлению Петроградского комитета РСДРП в Удмуртию приехал С. И, Малыгин, хорошо знающий удмуртский язык. Из крестьян Дебесской волости он создал первую сельскую партийную ячейку на территории Удмуртии.

В Елабужском и Осинском уездах работали видные большевики-удмурты М. П. Прокопьев, Т. К. Борисов и другие.

В призаводских волостях среди удмуртов непрерывно вели агитационно-массовую работу ижевские большевики. Так, в мае-июне 1917 года Ижевская партийная организация распространила среди крестьян Сарапульского уезда революционные листовки, в которых в доступной для крестьян форме излагалось содержание Апрельских тезисов В. И. Ленина.

Вступив в решительную борьбу с националистами, большевики разъясняли трудящимся-удмуртам, что социальное освобождение масс угнетенных национальностей и уничтожение национального гнета невозможно без свержения империализма и «своей» национальной буржуазии. Они призывали удмуртские трудовые массы к объединению с русским рабочим классом в борьбе за победу социалистической революции.

Под влиянием большевистской агитации, проникавшей даже в отдаленные удмуртские деревни, наблюдался постепенный отход трудящихся-удмуртов от националистической буржуазии, их поворот в сторону большевиков. Не случайно в начале лета 1917 года на сельских сходах крестьяне уже более определенно и решительно требовали разрешения земельного и других вопросов, не дожидаясь созыва Учредительного собрания. Крестьяне Петропавловской волости отобрали у кулаков 300 отрубов общей площадью в 2000 десятин и начали распределять землю между собой. В июле 1917 года крестьяне нескольких волостей Елабужского уезда разгромили имения помещиков Новокрещенова и Барановой.

Летом 1917 года в том же уезде имелись открытые выступления против продовольственной политики Временного правительства. 28 июля крестьяне Больше- Норьинской волости кольями выгнали членов уездной продовольственной управы. А в Юринской волости они отказались участвовать в выборах в волостное земство и учреждать продовольственную управу.

Однако в мирный период революции дело не дошло до всеобщего крестьянского выступления. Многие крестьяне еще продолжали верить демагогическим обещаниям Временного правительства и соглашательских партий.

Важнейшее значение в борьбе за социалистическую революцию имело привлечение на сторону партии солдатских масс, высвобождение их из-под влияния соглашателей.

С 16 по 23 июня 1917 года Центральный Комитет проводил в Петрограде Всероссийскую конференцию фронтовых и тыловых военных организаций партии. На ней присутствовало 107 делегатов от 43 фронтовых и 17 тыловых организаций, объединявших в своих рядах 26 тысяч коммунистов. Конференция избрала Всероссийское Центральное бюро военных организаций, утвердила его органом газету «Солдатская правда», разработала проект устава военной организации. В уставе было подчеркнуто, что ее основная задача состоит в пропаганде и распространении в солдатской среде, состоящей в большинстве из крестьянской бедноты и рабочих, принципов и идей революционного социализма, в разъяснении тактических лозунгов и программных требований революционной социал-демократии. Реализуя решения этой конференции, большевики Вятки, Ижевска, Глазова, Сарапула, Елабуги пошли к солдатам местных гарнизонов, призывая их на борьбу за превращение империалистической войны в войну гражданскую, за заключение демократического мира. Уже в июне солдаты всех гарнизонов Удмуртии открыто выступали против войны, требуя мира.

Большевики 154 запасного пехотного полка, возглавляемые М. В. Драгуновым и Д. Е. Сулимовым, вели за собой значительную часть солдат. Об этом наглядно свидетельствовали события, разыгравшиеся в мае.

В конце мая в Глазове распространялись контрреволюционные листовки, призывавшие население избивать большевиков и разгромить их комитет. В ответ на эти провокационные действия большевистская организация провела 28 мая вооруженную демонстрацию полка. С развернутым знаменем и революционными лозунгами полк промаршировал по городу, показав свою готовность встать на защиту большевиков. На митинге солдаты выдвинули категорическое требование: немедленно удалить 25 реакционно-настроенных офицеров.

Свою организацию создали в 230 полку и большевики Елабуги. Совет солдатских депутатов города явился инициатором образования объединенного уездного Совета рабочих, солдатских и крестьянских депутатов, в котором оказалось немало большевиков.

Боясь дальнейшего революционизирования солдатских масс, командование полка решило отправить на фронт солдат-большевиков - членов исполкома Совета, обвинив их при помощи меньшевиков и эсеров в самовольной отлучке из части. С протестом выступили солдатский комитет, рабочие Кокшанского завода, крестьяне ряда волостей. По их требованию большевиков оставили в Елабуге, и они продолжали работу в исполкоме.

На стороне большевиков находился и гарнизон Ижевска. Таким образом, в мирный период революции большевики Удмуртии проделали значительную работу по разоблачению реакционной политики буржуазного Временного правительства и соглашательских партий, по завоеванию на свою сторону трудящихся.