Библиотека им. В.М.Азина Центр удмуртской культуры и краеведческой литературы г.Ижевска
Сделать стартовойПоставить закладкуНаписать письмоРаспечатать страницу
О нас Проекты Творчество Первая публикация Экологическая страница Краеведческие заметки Виртуальные выставки Финноугорские народы России Наши мероприятия Полезные ресурсы Контакты Карта сайта  

Главная » Краеведение » Интересные люди Удмуртии » Краеведение » Книги о городах и районах Удмуртии » Вавож: Вавожские древности. Как малмыжане Кереметя женили

Книги о городах и районах Удмуртии

Вавож.
история православного села и его святынь.
1751-1999

Глава
"Вавожские древности. Как малмыжане Кереметя женили"

Только в далёком будущем, используя более совершенные исследовательские технологии, историки смогут дать ответ на, вроде бы, простой вопрос: когда "хомо сапиенс" (человек разумный) впервые начал расселяться на территории Удмуртии в целом и Вавожского района в частности?

Очевидно, это произошло 8-10 тысяч лет назад в эпоху мезолита. Многометровый многовековой ледниковый панцирь отступил тогда к северу. На границе ледниковой зоны появились болота, а из них пробивали себе русла новые реки. По их берегам стали формироваться смешанные леса.

Только эти изменения природной среды позволили древним людям устроить несколько примитивных поселений (стоянок) вдоль рек Кильмезь и Вала. Это, например, стоянки возле деревни Куреггурт на левом берегу Валы. Там находили кости мамонта и кремнёвые стрелы. Отыскивали их и у деревни Сишур.

После того, как вымерли мамонты, древние обитатели вавожского края стали переходить от коллективной, загонной охоты к индивидуальной, рационально и хитроумно организованной. Лук и стрелы позволили наиболее эффективно охотиться на лесную дичь, которая в изобилии расплодилась вдоль местных рек. Через несколько веков обитатели края научились делать глиняную посуду и рыболовные сети. Дошло и до открытия секрета выплавки бронзы. Следы поселений эпохи ранней бронзы также выявлены на берегах Валы. Бронзовые орудия и следы примитивных жилищ типа землянок находили возле деревень Володор и Слудка.

В непрерывном процессе взаимодействия различных археологических культур и этнических групп примерно полторы тысячи лет назад в нашем крае началось формирование удмуртского народа. Примерно четыреста лет назад берега Кильмези и Валы начали осваивать и русские поселенцы.

Племенной союз древних удмуртов, известный под этнонимом Калмезь, формировался с XIII века на реке Кильмезь (отсюда и этноним) и её притоках. В союз входил род Можга. Примерно в XVI веке его представители стали продвигаться к югу от нынешних Сюмсей, осваивая верховья реки Вала. Расселяясь на свободных участках, удмурты этого рода основали деревни Уразгозь-Можга, Жуе-Можга, Аблыстем-Можга, Возектем-Можга... Наконец, у самого впадения Увы в Валу зародилась деревушка Вавож-Можга, получившая затем новую, славную жизнь.

Здешние удмурты, на удивление всем этнографам, очень долго, даже во время православных сёл, сохраняли верность отдельным идолопоклонническим, языческим традициям. Мрачноватая экзотика религиозного культа народа, затерявшегося в лесах между Вяткой и Камой, становилась известна и цивилизованной Европе.

Выдающийся английский исследователь истории религии, классик этнографии Джейм Джордж Фрэзер (1854-1941) писал о малмыжских (значит, и вавожских) удмуртах в своём крупнейшем труде «Золотая ветвъ», изданном на многих языках. Ученого считают основателем сравнительного метода в этнографии. Он и применил его в данном случае для анализа «обрядов у современных слаборазвитых народов»:

«... Однажды вотяки Малмыжской области [уезда. Е.Ш.] из-за ряда неурожаев впали в нужду. Они не знали, что предпринять, и в конце концов решили, что, должно быть, это могущественный, но злокозненный бог Кереметъ разгневался на них за то, что не был женат. Тут же делегация стариков посетила вотяков Куры [какая-то местность за пределами Малмыжского уезда. Е.Ш.] и договорилась с ними по этому вопросу. Затем они возвратились домой, запаслись изрядным количеством водки [кумышки. Е.Ш.] и, приготовив окрашенную в яркие цвета повозку и лошадей, со звоном колокольчиков - как будто везли домой невесту - отправились в священную рощу Куры. Они весело провели всю ночь за едой и питьем, а наутро вырезали в роще квадратный кусок дёрна и забрали его с собой. После этого дела пошли у малмыжских вотяков хорошо, а у курских - плохое в Малмыже хлеб родился хорошо, а в Куре плохо».

Уж не вавожане ли были такими ушлыми похитителями священного дёрна? И злого Кереметя ублажили-женили, и "сувенир" со свадьбы привезли!

В действительности же, разумеется, у малмыжан-удмуртов никаких особых криминальных наклонностей не было. Просто эта полуреальная - полумифическая история отразила конкурентные взаимоотношения между удмуртами разных родов.

Определённая консервативность удмуртов имела и свои плюсы. Красочные одежды с древними узорами, имевшими значение магических оберегов. Хитроумные изделия из дерева, где обыгрывался каждый сучок. Протяжные мелодии молитвенных песнопений в священных рощах. Сказания о подвигах Мардана и Бия, древних батыров Калмези...

Во всём этом раскрывалась поэтичная душа народа.

В середине XVI века рядом с удмуртскими и марийскими языческими деревушками всё чаще поселялись русские. Торговые же контакты между этими народами прослеживаются значительно раньше. Например, в 1846 году при вспашке поля на берегу реки Седмурча, что в Волипельгинской волости, было найдено 386 серебряных копеек и денежек времени Ивана III Васильевича, то есть периода 1462-1505 годов. Серебряные копейки XVII века были найдены также около деревни Лыстем.

Одно из первых постоянных русских поселений в этом регионе оказалось названо Малмыж. Поселение с таким названием зародилось здесь примерно в XV веке в качестве резиденции подвластных Казани марийских князей. В 1552 году пала Казань, а на следующий год Иван Грозный послал на Вятку отличившийся при "казанском взятии" отряд военачальника Даниила Федоровича Адашева. Естественно, под его натиском пал и Малмыж, погиб марийский князь Болтуш. Бесспорно, в борьбе с русскими марийцам помогали и удмурты, как они Помогали и татарам удерживать Казань.

Через четверть века Малмыж превратился в неприступную крепость с мощными стенами. К первому гарнизону из сорока московских стрельцов добавилось двадцать нижегородских. Именно под их защитой русские поселенцы в те же годы стали ещё более уверенно продвигаться отсюда на восток, осваивая берега Кильмези и Валы.

Русские принесли с собой многие хозяйственные навыки и, самое главное, веру в Бога. И вот уже архаичные языческие верования древних удмуртов в Кереметя и полсотни других богов и духов стали отступать вглубь, в тёмные тайники души. Началась коренная перестройка жизни.

Иного пути не было!

Великая мировая религия в конце концов сплотила удмуртов, просветила их, дала им письменность и первые собственные книги. Только после этого трудного выхода с языческих лесных дорожек на торную дорогу цивилизации удмурты смогли подойти к созданию собственной государственности.

Когда же православие (и соответственно цивилизация) начало утверждаться возле Вавожа?

Единичные христиане-русские могли проживать здесь уже в середине XVI века. Но первое достаточно массовое проявление христианских чувств со стороны самих удмуртов датируется на территории района 4 сентября 1749 года.

Выборные от 1320 удмуртов из 15 деревень добровольно обратились тогда в Святейший Синод (эта организация была заведена Петром I взамен власти Святейшего Патриарха) с просьбой устроить для них православный храм в удмуртской деревне Водзя-Монья, что на реке Водзя. Этим самым местные удмурты выразили принципиальное согласие на переход к новой, более высокой категории духовной жизни. Они провозгласили отказ от "женатого" Кереметя и от поклонения другим "идолищам поганым". "Поганый" – от греческого "погана": «деревенский, мужичий, языческий».

Из-за почтовых и бюрократических трудностей разрешение было получено только 3 июня 1751 года. Тем же летом небольшой деревянный храм был выстроен по "образцовому" проекту русскими плотниками. Финансировала это Контора новокрещенских дел в Казани. Она была учреждена в 1740 году специально для крещения и просвещения удмуртов и других нерусских народов Прикамья и Поволжья.

Сами удмурты не имели опыта возведения столь сложных по архитектуре зданий, как церковь. Но еще труднее оказалось украсить её должным образом. Иконописцев и за сто вёрст не отыщешь, да и прихожане были очень бедны. А без икон, священных сосудов, напрестольного Евангелия и особых иерейских облачений храм не мог функционировать.

Лишь 19 сентября 1754 года кто-то из приезжих священников освятил престол нового храма. Он был наречен в честь Вознесения Господня. Деревня Водзя-Монья окончательно утвердилась в правах села. Его иногда даже и называли по-новому: "Село Вознесенское". Но затем осталось только прежнее название: Водзимонъе. Это первое православное село Вавожского района, чуть-чуть "обогнавшее" Вавож.

В чём-то это первенство закономерно. Водзимонье было ближе к Малмыжу, важнейшему цивилизационному пункту этого региона. Сарапул был дальше, а Ижевска вообще ещё не существовало.